Войти      Зарегистрироваться

Прогнозы о кино делать сложно

Вадим Абдрашитов / Daily Talking, 2012-05-27, Андрей Морозов
Театр и кино / опубликовано 05.10.2013 / Комментарии (0)



Вадим Абдрашитов
Известный кинорежиссер уверен, что российское кино может стать прибыльным только благодаря поддержке государства. О том, какие темы его волнуют, как художника, для чего делаются патриотические фильмы, и  почему в советское время было проще снимать кино, он рассказал в интервью.

- Вадим Юсупович, в середине восьмидесятых вы сняли «Остановился поезд», фильм, который рассказывал о застое в обществе. У вас нет ощущения, что пора писать «Остановился поезд-2»?

- Не знаю. Вот вы сказали, и я стал представлять, как это можно сделать. Наверное, должны появляться  фильмы  острой социальной направленности.

- А у вас нет желания снять такой фильм?

-  У меня на сегодняшний день таких планов нет.

 «Остановился поезд» - это специфический фильм, очень аскетичный по многим параметрам. У нас таких не было. Остальные были социальной направленности, наверное, потому, что мы пытались рассказать о людях. Когда пытаешься рассказать о жизни человека, и рассказать правдиво, то это надо делать через реалии жизни. А если на экране появляются  эти реалии, то возникает ощущение социальной направленности.

- Какие, по-вашему, сегодня самые острые темы в нашем обществе?

- У меня может  возникать тревога по поводу детей, образования в школе, будущего детей. Потому что  они – наше будущее, и вообще, будущее страны. Меня тревожит то, что на них льется с экранов телевизоров.

- Но сейчас уже меньше вроде льется – появились предупреждения об ограничениях возрастной аудитории.

- Да, это так. Но мне кажется, что эта тема всерьез начинает тревожить общество. Ну и слава богу, что тревожит, потому что ситуация с детьми сложная.

- Почему сегодня кинематографисты стараются избегать в фильмах острых, злободневных тем?

- Я не согласен. Они совсем не избегают. Могу назвать два фильма – Николая Хомерики «Сердца бумеранг» и «Шапито-шоу» Сергея Лобана. Они меня порадовали.  Это очень серьезное кино.

Все пытаются рассказать о жизни. У одних это получается, у других не очень.

- В одном интервью вы сказали, что при коммунистах вам было проще работать. Почему?

- Конечно, проще. Дело в том, что при всей той цензуре, которая была, при всех сложностях с моими картинами, и  их сложными биографиями, а они все были достаточно драматичными, работалось все равно проще. Да, было нужно пробивать сценарий, проходить цензуру, утверждать актеров чуть ли не у самого министра кинематографии, но когда ты проходил все это, дальше работал совершенно спокойно, и не думая ни о каких деньгах. Вообще ни о каких. Даже в страшном сне не могло присниться, чтобы съемочная группа в экспедиции могла простаивать день или два из-за того, что кончились деньги.

- Деньги деньгами, а вот Эльдар Рязанов рассказывал, что ему запрещали снимать Алису Фрейндлих.

- Мне тоже запрещали снимать Олега Борисова. У меня год ушел, чтобы пробить его кандидатуру.

-  Народного артиста СССР?

- Да,  народного артиста.  У него  возникли сложности  после скандала на съемках одного фильма.

Я не говорю, что все было замечательно. Я говорю, что сегодня снимать сложнее в сравнении с теми временами.

- Неужели все дело в деньгах?

- Да. Деньги, деньги, деньги… Кино – недофинансированная область, и это дает о себе знать. Прокат абсолютно разрушен. При тех же большевиках практически  каждый житель СССР имел возможность посмотреть любую советскую картину. Пусть не на первом экране, и  не на втором, а где-то на третьем – в доме культуры. Сейчас отечественные фильмы фактически не доходят до отечественного зрителя. Это очень существенный момент. Вкладывание  государством денег в кинопроизводство не решает эту проблему. Фильмы снимаются, а до зрителя они не доходят.

- Получается, государству кино не выгодно?

- Получается так. Государство не относится к кинематографу как к отрасли, которая могла быть налажена так, чтобы приносила доход, как это происходит в любой цивилизованной стране.

- А, может, и само общество не очень хочет серьезных и честных фильмов о себе? Неспроста  ведь так востребована  «развлекаловка» - как в кино, так и на телевидении.

- Я не думаю, что здесь дело только в обществе. Я не исключаю, что в этом есть и какая-то целенаправленность со стороны власть предержащих.  Судя по тому, что я вижу по телевизору, мне кажется, что это и есть основной вектор, по которому выстраиваются шеренги зрителей.

- Те, кто жил в советское время, помнят, что существовали киноклубы, и не только в столицах, были они и  в провинции. Люди собирались обсуждать фильмы…

- У меня такое ощущение, что такое подобие киноклубов возникает в институтах, университетах. Не только в Москве или Питере, недавно узнал о существовании такого клуба в Саратове.

- Если уж вспомнили советское время… Тогда все понимали: кто чего стоит? Кто-то снимал «нужное» кино, а кто-то пытался – свое.  Но тем не менее, как показало время, все понимали, кто чего стоил

Сейчас, когда снимаются сусально-православные-патриотические фильмы режиссеры понимают что они снимают?

- Разумеется.

- И они это делают осознанно?

- Конечно. Они прекрасно понимают, что делают. Как можно снять картину неосознанно?

- Зачем? Хорошие гонорары?

- Естественно. Это все хорошо оплачивается. Жить-то надо. Люди выбирают свой путь.

- Так  все цинично?

- Не знаю, как это назвать.  Может, человек так понимает себя, выбирает  такой способ жизни. Бог ему судья.

У нас, например, требуют патриотическое кино, но никто толком не может сказать, что это такое. Вот художники и пытаются угадать.

- То есть «чего изволите»?

- Не «чего изволите», а угадать. Это можно назвать госзаказом.

- По вашим ощущениям, коллеги готовы к нему?

- Смотря что под этим подразумевать.

 За всех я не могу говорить. Все люди разные. Все пытаются найти свою нишу и существовать там. В том числе, наверное, и на уровне госзаказов.

- Трудно представить, чтобы «Шапито-шоу» снимался, как госзаказ.

- Трудно. Это совершенно свободная картина. Но это говорит о том, что все работают по-разному.

- Много говорят  не только про особый путь России,  но и про особенности и традиции российского кино. Однако, Карен Шахназаров в одном интервью сказал, что итальянского кино больше нет, и никто об этом не плачет. Может,  не стоит искать какие-то особенности нашего кино, и есть смысл развиваться вместе с остальным миром?

- Мне трудно прогнозировать куда дальше пойдет процесс.  У нас нет опыта жизни в тех условиях, в которых мы живем. Это совершенно принципиально новая ситуация. Трудно делать прогнозы. Во всяком случае я не совсем понимаю, как дальше будет развиваться кино, если оно вообще будет развиваться. Главное то, что пока остается – картины снимаются и не доходят до зрителя.

- При этом государство, пусть частично, но вкладывает в них деньги…

- И потом списывает. Сняли, и  - все. Хорошо, если какую-то награду получит фильм.

Во всех странах механизм отлажен таким образом, что кино приносит прибыль. Причем, фантастическую прибыль. Я уж не говорю о том, что при большевиках кино  приносило такие доходы, что всю социалку нам местах поддерживало.

Я хочу сказать, что все дело в политической воли государства. Только его руками можно реанимировать такую огромную и сложную отрасль, и превратить ее в доходную. Это должно сделать государство. Не союзы кинематографистов, не отдельные студии и продюсеры, это должно быть государственной задачей. Иначе ничего не будет. У любого государства есть обязанность сохранять отечественную культуру. Кинематограф часть этой культуры. значит, государство должно помогать ему.

- Вы согласны, что российские фильмы не конкурентноспособны на мировом рынке?

- Кинематограф, как отрасль  в той же Америке, конечно, более развита, чем в России. Следовательно, продукцию трудно сравнивать по зрительскому потенциалу. Но это не говорит о том, что в России нельзя снять хорошую картину.  Потому что  остается главный вопрос: дойдет фильм до зрителя или останется на уровне фестиваля?

- По мнению специалистов, любой  российский фильм с бюджетом более двух миллионов долларов не может окупиться.

- Да, это так. Что-то около того.

- Как же тогда понимать,  что бюджеты некоторых фильмов во много раз больше этой суммы?

- Этого я не понимаю. Это больше вопросы для Счетной палаты к студии-производителю: как и куда ушли деньги.



Версия для печати





Комментарии к материалу "Вадим Абдрашитов: Прогнозы о кино делать сложно"


новые в начале новые в конце

Реклама

Новости:


Все новости

Похожие материалы:

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 16860

Подробнее