Когда говоришь правду, надо кого-то ругать...

Ирина Алферова / Вечерний Якутск, 2010-04-09, Александр Хавренко
Театр и кино / опубликовано 12.04.2010



Ирина Алферова
В ее Констанцию были влюблены несколько поколений зрителей. О своем отношении к этой роли, почему так мало у нее ролей в "Ленкоме" и причине отказов от съемок в сериалах популярная актриса рассказала в интервью.
— Наверное, не ошибусь, если скажу, что все мальчишки моего возраста, плюс-минус 10 лет, в юности были влюблены в вашу Констанцию. Со времен съемок фильма прошло уже много времени, скажите, Констанция до сих пор вас «преследует»?

— Да нет.  Я гораздо больше люблю Дашу из «Хождения по мукам», первую мою роль в кино. Мы много лет снимали фильм, он такой настоящий, серьезный. И роль такая — настоящей русской женщины.

— Вы не ожидали такой долгой популярности этого персонажа?

— Я вообще от него ничего не ожидала. Мне не нравился режиссер, он был ужасающий, пошлый и неинтересный. Вообще, всю картину сделал Миша (Михаил Боярский. — Ред.), он настолько хотел сыграть, настолько отдавался этой роли. Фильм пропитан его энергетикой, и она помогла всем актерам. Но я считаю, что моей роли вообще повезло, я видела много экранизаций «Мушкетеров», в которых Констанции не дотягивали до общего уровня. А я как-то особенно не старалась, но получилось хорошо.

— Очень хорошо, я бы сказал. Ирина Ивановна, почему же у вас, у Констанции всея Руси, за долгую службу в театре «Ленком» не было ни одной большой роли?

— Это для всех удивительно. В том числе, и для меня самой. Я бы могла постараться как-то это объяснить… Но мне не хочется. Сейчас у меня в жизни все отлично складывается, много ролей. Все, что ни делается, все к лучшему. Я очень уважаю Марка Захарова, худрука «Ленкома», за то, что он есть. Независимо от того, какой он человек, как мастера я его уважаю. Я понимаю, что должна говорить про него какие-то гадости, но он этого не заслужил. Кроме того, было такое время, что самовольно из театра невозможно было уйти. Если ты уходил, то пропадал, а так я была в «обойме», работала, репетировала, танцевала. Кроме того, в «Ленкоме»-то никогда и не было Актрис. Я исключаю, конечно, Инну Чурикову, потому что она была всегда сама по себе. Она была, есть и будет великой актрисой.
И потом, это уже не важно. Сегодня многие режиссеры и актеры хотят со мной работать. Я этого добилась сама, мне никто не помогал. А помогать надо, особенно молодым, начинающим актрисам.

— Вы сказали, что многие сейчас желают оказаться с вами на одной сцене. Наверное, большинство из них – мужчины. Хочется сыграть с одной из самых красивых актрис нашего времени?

— Ну что вы, я считаю, что это из-за того, что я просто хороший человек. Я просто люблю эту профессию, люблю людей. Я никогда и ничего из себя не строила, просто делала свое дело. Не стремлюсь блистать на сцене и затмевать всех вокруг.

Вообще, знаете, как говорится, когда надо говорить правду, надо кого-то ругать. А мне не хочется.

— Очень многие актеры сейчас вынуждены зарабатывать на хлеб, снимаясь в сериалах. Я знаю, что и вас не обошла эта участь. (Взгляд актрисы выражает удивление).

— Нет! Поступает очень много предложений поработать в том или ином сериале, но я отказываюсь. Не хочу размениваться.
У меня было три работы в многосерийных фильмах. Я не считаю их сериалами, это именно многосерийные фильмы. Последний — «Капкан», где мы играли с покойным Сашей Абдуловым. До этого «Герой нашего времени», но это все-таки Лермонтов, поэтому я не могла отказаться, потом фильм «Сонька – золотая ручка». Его снимал Виктор Мережко, мой большой друг и замечательный человек, ему я тоже не могла отказать.

— То есть для вас сериал — это не количество серий, а качество работы?

— Возможно. Я думаю, что нельзя судить об актерах, глядя на их работы в сериалах. Потому что это такое фабричное производство, штамповка. Текст дают непосредственно перед выходом в кадр, и только гениальный режиссер может снять хороший сериал. И такие есть. Мне, например, очень нравится «Граница», «Гражданин начальник» и некоторые другие, те, которые снимают режиссеры старой школы. Молодых не хочу ругать, им приходится снимать, потому что ничего другого не дают. А актерам что остается делать? Просто читать текст, но это не игра. Я их не в коем случае не ругаю и не осуждаю. Самое главное — это работать, хотя бы в сериалах, чем сидеть без работы и страдать от этого.

Кроме того, есть огромная категория зрителей, которые эти сериалы смотрят взахлеб. Например, моя мама, она выискивает то, что ей интересно, она привязана к какому-то сюжету, она ждет, любит этих героев. И для пожилых людей это своего рода терапия. Тем более радует, что они вытеснили западные, мексиканские и бразильские сериалы.

— А что для вас терапия? Как снимаете стресс или усталость?

— Сегодня мы ездили в ювелирный салон. У меня нет бриллиантов и никогда не было, для меня это непозволительная роскошь. Не в том смысле, что у меня нет денег, просто у меня трое приемных детей, двое из которых учатся в Англии. Я лучше лишние деньги им отправлю или куплю путевку маме. А так примерить, посмотреть — это люблю. А купить не могу, я и без них хорошо себя чувствую. Ну, нацеплю я его, и что, стану лучше? А не пойти в магазин не могу, тянет.

— Для многих звезды с телеэкрана — это такие небожители, которым все человеческое чуждо. Но сегодня, когда я увидел, как вы утирали навернувшиеся на глаза слезы, я понял, что это не так.

— Да, когда дети пели песню про маму. Для меня вообще самая большая трагедия видеть детей без родителей и понимать, что не могу их всех забрать, сделать счастливее. Могу сказать им добрые слова, но не могу их даже погладить. Потому что, если я их поглажу, я их приручаю, и они большего захотят. (Долгая пауза. Ирина Ивановна, видимо, пытается проглотить подступивший к горлу ком.)

Ненавижу, просто ненавижу этих людей, которые оставляют своих детей. Это просто выродки, изверги. И эта водка. Ну, выпей ты рюмку. Но не каждый же день! И что это дает? Вот я люблю хорошее вино, его вкус. Эйфорию от одной рюмки или бокала. После второй она уже пропадает, а после третьей — смотришь в зеркало и не узнаешь отражение.

Но как можно бросать детей? Это же твои дети! Родные! И нет ничего сложного воспитать ребенка, если любить его.

Мы много детских домов посетили, мы часто выезжаем на какие-то фестивали, представляем фильмы. И что в программе? Посещение достопримечательностей и застолья. И я говорю: «Давайте делать какие-нибудь хорошие дела!». Посещать детские дома, дарить детишкам подарки.

Вообще я очень жалостливая.

Очень жалко стариков, они у нас очень несчастные. Особенно, когда ездишь по миру и видишь этих счастливых американцев, немцев, португальцев, которые после выхода на пенсию только и делают что путешествуют.
Я была в Португалии, мы разговаривали там с представителями русской общины, потомками белогвардейских офицеров. И они у нас спрашивают: «А вы что, своих стариков убиваете?». Мы даже растерялись. «Просто мы стариков всего мира видим, а ваших никогда!»

А наши – раздетые, разутые, голодные, считающие каждую копеечку и твердящие лишь одно: «Лишь бы не было войны!». Это святые, все наши старики – это святые люди!

А государство что? Только сейчас вот квартиры стали ветеранам давать. А раньше подарят какой-нибудь мерзкий кусок синтетики с пошлой розой, который у них называется одеяло. А старики и радуются.

А некоторые молодые их умудряются еще и обижать, грабить, избивать. Это же нелюди. Убила бы таких, просто убила бы!

— Может, не надо таким уж радикальным способом?

— Надо! Потому что это нелюди! Он с возрастом будет только гадость вокруг себя распространять.

— Такие фестивали, как этот ( пасхальный фестиваль "Золотые купола"- Ред.) , способны что-то изменить? Подтолкнуть на какие-то дела?

— Я об этом думала. Можно и не проводить их. Изменить у подрастающего поколения то, что заложено в них годами, невозможно. Это надо делать с пеленок. Хотя то общение, которое мы дарим зрителям, может, кому-то и поможет.

Обидно, знаете, когда ты приезжаешь с благими намерениями, а находится какой-нибудь человек, который может испортить всю атмосферу. Как сегодня на пресс-конференции один журналист спросил, мол, за что вы требуете такой большой гонорар, и назвал такую сумму, какую даже Хабенский или Меньшиков в кино не получают. Если ты думаешь, что артисты так хорошо живут, ну так становись артистом и иди зарабатывай такие деньжищи. А я посмотрю и порадуюсь, если у тебя это получится.

— Ирина Ивановна, когда же вы нас порадуете новыми ролями в кино?

— Мы выпустили новый спектакль «Самое, самое…», он нравится зрителям, нравится продюсерам. А кино… В моем возрасте с этим сложно, это какая же должна быть роль? А то, что предлагают – мне неинтересно. Сниматься ради денег я не хочу, я не настолько их люблю. Есть свои какие-то задумки, очень интересные сценарии. Так что дай бог, что-нибудь и воплотим. 






Реклама

Похожие материалы:

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 17544

Подробнее