Войти      Зарегистрироваться

У нынешних звезд вместо огня в глазах - одни доллары

Альберт Асадуллин / Смена, 2010-08-16, Людмила Андреева
Эстрада / опубликовано 18.08.2010 / Комментарии (0)



Альберт Асадуллин
35 лет назад в Ленинграде прозвучала первая отечественная рок-опера «Орфей и Эвридика». Тогда это был неслыханный музыкальный прорыв: исполнитель главной партии - певец Альберт Асадуллин - в одночасье стал звездой. Мы встретились с ним во время записи очередных вариантов вокализа Мистера Тро-ло-ло. Альберт Наруллович спел вариант татарского автора. И очень переживал за точность передачи родного языка: «Еще скажут, что я и говорить по-татарски разучился…»
-


- Ваша родина - казанская Суконная слобода - славна тем, что там жили Шаляпин и Горький…

- Нет больше Суконной Слободы - снесли одним махом. Осталось только название станции метро да жалкое подобие небольшого старинного городища с несколькими домами. Глядя на то, что строится на этом месте, сначала подумал, что это мечеть. Но оказалось - казино. А ведь было старинное, лихое, самое бойкое место Казани! В переплетении улочек, в разноцветье и шуме базара дружно жили армяне, татары, русские, евреи. Здесь и хулиганили, и дрались, и вставали за соседа горой.

- Неужели не остановило даже имя Шаляпина?

- Господи, да кто для них Шаляпин? То, что не стало Суконной слободы, - это моя боль. Хотя мне лично жаловаться не приходится: в районном центре Балтаси под Казанью есть улица моего имени, а недалеко от Балтаси, в селе Чепья, в музее есть и мой уголок под названием «Наши великие земляки».

- Не жалеете, что после школы уехали в Ленинград?

- Через год после поступления в Академию художеств я приехал на родину погостить и услышал краем уха такой разговор: наша русская соседка Рая говорила моей маме: «Счастливая ты, Надя (так по-русски ее называли)! Младшенький твой уже «академиком» приехал! А наши…» И вправду: судьба у моих товарищей детства сложилась тяжело - кто-то в тюрьме побывал, а многие уже покинули этот мир. Так что Ленинград меня спас.


- Получив диплом художника-архитектора, вы ни дня не проработали по специальности…

- Виноват! (Смеется.) Потянуло в музыку. Пел в разных группах. А когда позвали в первую в Советском Союзе рок-оперу «Орфей и Эвридика» на заглавную партию, обратной дороги уже не было. Но успех был ошеломительный! Кстати, «Смена» 35 лет назад первой о нас написала - еще до официальной премьеры. И вообще, «Смена» в Ленинграде была единственной газетой, которая ухитрялась писать о современной музыке. Мы выискивали на ее страницах крохотные заметочки и радовались.

- А потом к вам пришел еще один «Орфей» - «золотой»...

- К конкурсу в Болгарии, который тогда для нас был как нынешнее «Евровидение», я шел легко: Гран-при за Гран-при - и в Союзе, и в соцстранах. Любили люди и «Дорогу без конца» Баневича, и «Отец сыну не поверил» Гаврилина, и «Сияй, Ташкент, звезда Востока!» Тухманова.


- Интересно, а кто из молодых исполнителей сегодня мог бы с успехом принять участие в прежнем «Золотом Орфее»?

- Александр Панайотов, наверное. Но я затрудняюсь назвать еще кого-нибудь: мало смотрю нынешнюю эстраду. Потому что вообще мало смотрю телевизор. В новогоднюю ночь, переключая программы, попал на НТВ, а там - одни голые девицы и сомнительные мужчинки. А новости теперь каковы? Как будто в жизни ничего хорошего нет, одни несчастья и убийства…

- Но разве советская лакировка действительности была лучше?

- Боюсь, что да. У людей была гордость, они чувствовали, что живут в великой стране. Возьмите хотя бы спорт. Там были победы, и этим победам радовалась вся страна. А что нам показала последняя Олимпиада? Долго-долго обсуждали, почему же мы все проиграли, что это позор. И действительно позор: у некоторых, особенно у тех, кто уже давно живет за границей, вместо огня в глазах - одни доллары. Но вот следом наши герои-паралимпийцы выиграли все, что можно, - и в СМИ несколько дней молчали, а потом все-таки, слава богу, показали, как их поздравил президент.

- Думаете, что новости так специально формируют?

- Ну не может же быть так, чтобы в стране ничего хорошего не происходило. Не может! Извините, возможно, скажу крамолу, но мне кажется, что это какая-то программа по принижению российского народа реализуется, депрессивная программа. Кому она нужна, ума не приложу. Уверен, что не президенту и не правительству.


- Ваша «Дорога без конца» продолжается?

- Да, эта песня входит во все мои диски. Потому что первое, что спрашивают, когда покупают альбом: «А там «Дорога без конца» есть?» Да и какой же зритель мне позволит без нее выступать?! (Смеется.)

- А новые песни есть?

- Есть другой подход к старым песням. Недавно прошел первый в моей жизни акустический концерт в ДК им. Горького - две гитары, флейта, перкуссия. Прекрасный зал для акустики. Как нас слушали!.. А мы ведь исполняли все без всяких спецэффектов и вывертов - просто нотка за ноткой лились романсы, баллады «Битлз», джаз… Для некоторых это оказалось неожиданным и новым. Как не хватает, оказывается, ленинградцам чистого, живого звука!

- А вы чувствуете себя ленинградцем?

- Безусловно! Уже 43 года по национальности я - ленинградец. Санкт-петербуржцем точно себя не чувствую. Какой там «Санкт»? До святости всем нам еще подниматься и подниматься!



Версия для печати





Комментарии к материалу "Альберт Асадуллин: У нынешних звезд вместо огня в глазах - одни доллары"


новые в начале новые в конце

Реклама

Похожие материалы:

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 16623

Подробнее