Учусь каждый день

Нани Брегвадзе / Невское время, 2014-02-25, Анна Французова
Эстрада / опубликовано 07.03.2014



Нани Брегвадзе
Певица, завоевавшая признание в Советском Союзе, наибольшего успеха достигла в сольной карьере, возродив традицию русского классического романса. В интервью она рассказала о том, что значит пение для грузин, как воспринимает советы, и влиянии гастролей на личную жизнь.

– Нани Георгиевна, слушатели каких городов сегодня имеют удовольствие наслаждаться вашими живыми выступлениями?

– В России я гастролирую практически во всех городах: от Сахалина и Сургута до Краснодара. Географии предела нет. Меня очень радует, что везде собираются аншлаги и «переаншлаги». Также у меня бывают концерты в Белоруссии, на Украине. Конечно, часто я даю концерты в Грузии.

– Гастроли влияют на личную жизнь?

– Сильно влияют… Поэтому-то я и старалась предостеречь дочку. Гастроли, долгое отсутствие дома – это очень тяжело для грузинской женщины, которая должна быть рядом с мужем (так меня воспитывала мама), поэтому для меня эта часть профессии была в своё время очень серьёзным испытанием.

– Какие советы вы давали взрослой Эке – понятно. А что вы пытались привить своей дочери в детстве?

– То же, что прививают всем детям в грузинских семьях. В первую очередь порядочность, уважение к старшим, честность. Это, мне кажется, важно постараться воспитать у каждого ребёнка.

Ещё у грузин принято объяснять детям, что существует ответственность за честь семьи и фамилии, во многом это связано с тем, что воспитание базируется на знании предков – прабабушек, прадедушек и дальше.

– А что принято в плане музыкального воспитания?

– Обязательного специального музыкального воспитания для детей нет. Сама нация очень талантлива именно в этом. В Грузии все музыкальны, это прививается, можно сказать, с молоком матери. Практически все поют: мамы, папы, дедушки, бабушки. Ребёнок с рождения слышит пение, музыку. Музыкальная культура прививается сама.

– Сохранилась ли в современной Грузии культура совместного застольного и семейного пения?

– Да. У меня даже есть друзья без слуха, которые во время застолья начинают петь, разбираться в голосах, у них появляется чувство ритма. Наверное, дух единения помогает. Я не знаю в Грузии людей, чтобы они вообще не пели. Сама природа располагает к этому. Любовь к пению – это подарок Бога грузинскому народу.

– Если говорить о вашей семье, пение – наследственный талант…

– Музыка постоянно звучала в нашем доме. Моя прабабушка пела романсы, бабушка содержала музыкальный салон. Мама и пять её сестёр тоже пели. Одна тётка была профессиональной певицей с потрясающим голосом.

– Когда вы были ребёнком, главой семьи был дедушка?

– Мои бабушка и дедушка по материнской линии были дворянами. Во времена моего детства по воскресеньям во дворе их дома устраивались любительские спектакли, в которых играли дети. Главным зрителем, конечно, был мой дедушка. Его мнение в семье было самым ценным. Моя мама хотела, чтобы я воспитывалась рядом с дедом, больше общалась с ним.

– У вас было счастливое детство?

– У меня были замечательные детские годы. Даже сейчас я помню те свои ощущения радости, любви, мира. Хорошо, что детство остаётся с человеком на всю жизнь.

– Вы ведь родились в живописном районе Тбилиси…

– Да, это район легендарных тбилисских двориков, в которых жили представители разных национальностей. Балконы, выходящие в общий двор, – фундамент той жизни, которая там царила. Переклички соседей, беготня детей, бельё, сушащееся за окнами… Когда я смотрела из окна во двор, то видела пёстрый кусочек многонационального Тбилиси.

Мама очень любила принимать гостей. На Новый год она обязательно покупала большую ёлку и приглашала всех соседей на праздник. Я помню ту теплоту отношения друг к другу, которая связывала совершенно разных людей.

– Получается, ещё в детстве вы впитали дух уважения ко всем национальностям?

– Наш народ в принципе гостеприимен и дружелюбен. Что касается меня, я всегда с большим удовольствием участвую в мероприятиях, целью которых является популяризация грузинского искусства. Много лет назад я была очарована русскими романсами как проявлением высокого искусства и уже много десятилетий продолжаю традиции вашей Родины в этом направлении.

– Вы действительно являетесь королевой русского романса. Как возник ваш интерес к этому музыкальному жанру?

– В 1950-е годы петь русские романсы можно было только дома. Со сцены я могла исполнить не больше одного романса, а за два-три у певца могли быть неприятности. Моя мама мне однажды призналась, что боялась, не исчезнет ли этот жанр вовсе. Она и её сёстры первыми в Грузии занялись его возрождением. Они меня и обучили. Многие старинные русские романсы и песни достались мне в наследство от мамы и тёток.

– Вы где-нибудь преподаёте технику городского романса?

– Такой специализации нигде нет. Когда я преподавала в Московском университете культуры и искусств, у меня были ученики, которые увлекались именно романсами. Я старалась передать им своё знание.

Музыка должна быть внутри человека. Хорошее исполнение идёт от правильного понимания песни, от воспитания. Петь романсы могут все, но умение передавать оттенки чувств – Божий дар, талант.

– То есть необыкновенной красоты голос и школа – вещи вторичные?

– Если у человека необыкновенный голос и есть за плечами школа, то всё у него получится, главное – продюсер. Но, например, я сейчас стала гораздо лучше петь романсы, которые пела раньше. Конечно, раньше мой голос звучал лучше, но сейчас я всё это понимаю и пою душой.

– Не хотелось ли вам когда-нибудь изменить жанру, сменить сценический образ?

– Я никогда над этим специально не задумывалась, просто делала то, что было интересно. Я всегда чувствовала себя свободной в творчестве и не испытывала ограничений. И мне кажется, я очень индивидуальна.

– Знакомо ли вам чувство соперничества с коллегами?

– Мне никогда никто не дышал в затылок, никто не копировал мой стиль. Я тоже.

– Есть ли черты характера, которые создавали сложности в вашей карьере?

– Я очень жалостливая. Я, как Адриано Челентано в «Укрощении строптивого», не понимаю, почему в комедиях падение – это смешно. Падение вызывает боль, над этим нельзя смеяться. Я близко принимаю к сердцу всё, что происходит. Это хорошо и плохо одновременно.

– Вам присуща твёрдая уверенность в себе. Откуда это?

– Это и воспитанное, и врождённое качество. Сколько бы тебя ни учили чему-либо, если этого в тебе нет от природы, то ничего не получится.

– Как вы воспринимаете советы людей, которые находятся в вашей творческой команде?

– В детстве я была очень послушным ребёнком. Сейчас во мне мало что изменилось. Обязательно прислушиваюсь к советам, замечаниям. «Я всегда права!» – это не про меня. Учусь каждый день.







Реклама

Похожие материалы:

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 17484

Подробнее