Патриотизм у всех разный

Юрий Грымов / Город 812, 2008-12-12, Андрей Морозов
Театр и кино / опубликовано 09.01.2010



Юрий Грымов
Российский режиссёр, сценарист, актёр, продюссер, телеведущий, художественный руководитель студии «ЮГ». Член совета по государственной культурной политике при Совете Федерации РФ, академик кинематографических искусств, академик рекламы РАРА (АКАР). С 1988 работает в рекламном бизнесе. За время работы снял около 600-х рекламных роликов, получивших свыше 70 призов на российских и международных фестивалях. В 1966 году дебютировал в игровом кино фильмом «Мужские откровения». Как режиссер снял фильмы «Му-му», «Коллекционер», «Казус Кукоцкого», «Чужие».
- Юрий, мне показалось, что ваш новый фильм «Чужие» - камушек в американский огород…
 
- А любой русский фильм – это камушек в русский огород? Получается, что все русское кино, которое снимается в России самими же русскими – это антирусские фильмы?
 
- Что-то я не могу вспомнить таких фильмов.
 
- Я не понял вашего вопроса про камушек.
 
- После премьеры фильма вы почти во всех интервью говорили о том, что Америка – это мыльный, цветной пузырь, что теперь он сдувается. Тем не менее, можно снять еще полсотни «Чужих» или сотню «Догвилей», но Америка останется для многих мечтой. Почему?
 
- Это потому что люди сами себе сделали из нее икону и молятся на нее, не зная ее. Вы же можете придумать какой-то образ, стремиться к нему, не понимая какой он на самом деле, не чувствуя его. Например, американцы или европейцы, которые видели фильм, восприняли его по-другому.
Многие русские молятся на Америку. Я показываю в картине не всех американцев, а только пятерых, которые ведут себя не адекватно. Но некоторый зритель сформировался к сожалению – к большому сожалению, - в большой любви к Америке. После моей картины многие говорят: « Как же так? Я же молился на Америку! Это же такая классная страна». Но я говорю своим фильмом, что бывает по-разному, вот герои фильма повели себя так. Наверное, также могли себя повести и русские. «Такого не может быть. Америка для меня эталон», - говорят те, кто молится на нее. А я вдруг выбиваю эту подпорку из-под них. На что же им молиться теперь, если они недолюбливают сами себя и свою страну? У русского человека очень занижена самооценка. Мы относимся к себе уничижительно. Наш зритель готов, чтобы его оскорбляли по телевизору, в кино, говорили ему, что у нас в России все алкоголики. Это же стало почти нормой.
 
- Но ведь на Америку молятся и мечтают уехать в нее не только в России.
 
- ну и что? Я тоже работал в Америке в 1991 году… Мы кино обсуждаем или что?
 
- Американский мыльный пузырь…
 
- Получается так, что американская империя со своими ценностями становится меньше по своему влиянию. Нынешний кризис показал, что у тех стран, которые не были подсажены на американскую экономику, у них все в порядке. У тех, которые были подсажены, большие проблемы. Происходит переоценка влияния Америки.
 
Но мы с вами будем говорить о политике или о кино?
 
- Давайте о кино. А какие русские фильмы про плохих русских вы имели в виду?
 
- А разве «Груз 200» не такой фильм?
 
- Но он же про советское время.
 
- Какая разница.
 
- По-вашему, это плохой фильм?
 
- Я не могу сказать, плохой он или хороший.
 
- А у вас нет желания снять правдивый фильм о нашей стране?
 
- если бы у меня сейчас появилась интересная тема и настроение, то я с удовольствием бы снял такой фильм.
 
Разве «Казус Кукоцкого» не об этом? Об этом. О том, что есть проблемы с нравственностью, с предательством.
 
- Вы рассказывали, что американские актеры с удовольствием снимались в вашем фильме. По вашим словам, они любят свою страну, но вовсю критикуют Буша и его политику. Вам не кажется странным, какой патриотизм у них, и какой у нас? Ведь у нас все наоборот – ужасная страна, но замечательный президент и его политика.
 
- Я не могу говорить по политическую составляющую. Патриотизм у всех разный. Мы по другому воспитаны.
 
Я считаю, что патриотизм это когда ты честно совершаешь тот или иной поступок в отношении своей страны, и высказываешь свое мнение. Вот фильмом «Чужие» я высказал свое мнение. Не о нашей стране, а вообще. В этом моя позиция.
 
Скажите, много у нас в России картин с позицией? Я думаю, что нет. Всё – развлекательный жанр.
 
- Мне кажется, что после съемок вы очарованы Востоком?
 
- Да, мне очень понравился арабский мир. Я увидел его с другой стороны, и увлекся им. Он мне очень симпатичен, потому что там люди открытые, и там многовековая культура. Это привлекает.
 
Ощущение агрессии, которое существует в мире от арабского мира, больше придуманное. Не надо его бояться, он очень радушный и лично мне стал очень симпатичен.
 
- А вам не кажется, что всеми этими тонкими ароматами Востока кроется нечто другое, менее тонкое?
 
- Я там жил недолго, но мне было симпатично. Как может мне быть симпатично в той же Америке, когда я туда приезжаю? Она похожа на огромный супермаркет с граничащим рядом аэропортом. Мне уютнее в Европе или на Востоке.
 
- Насколько же прав был Киплинг говоря: «Запад есть Запад, Восток есть Восток и вместе им не сойтись»?
 
- Не знаю. К сожалению, мы все друг другу чужие, и каждый тянет в свою сторону. Поэтому я и снял фильм жестко и откровенно, чтобы люди со стороны увидели, что все мы друг другу – чужаки. Может начнут задумываться. Своим фильмом я ставлю вопрос, в нем нет ответа. В моем фильме есть большой вопрос: так больше жить нельзя.
 
- Один из героев фильма – мальчик-араб за замечание, сделанное ему американкой, стреляет в нее из игрушечного автомата из-за угла. Это тоже Восток?
 
- Это тоже Восток. Детская жестокость существует везде. Разве ее нет у нас? Вы что, очень хорошо относились к учителю, который вас чем-то обидел.
- Мне как-то повезло с учителями.
 
- А когда вас кто-то оскорбляет, вы хотите отомстить? У вас не было такого?... вот вы журналист. Сколько раз вы обижали людей?
 
- Один раз было. Но этот грех на моей совести.
 
- Вот видите, значит, было.
 
- Мало ли что бывает у кого в жизни. Скажите лучше, как скажется нынешний кризис на российском кино?
 
- Очень сильно скажется. Я знаю сколько съемок картин уже остановилось из-за него.
 
Кризис вещь не хорошая, но на самом деле кино возрождалось в любых странах именно во время кризиса. Самый пик кризиса начнется, я думаю, будущим летом, когда начнется безработица. В основном, среди среднего звена в кино, потому что при таких зарплатах, которые у них были, снимать кино в России невозможно. В Америке или Европе его снимать дешевле.в России, а именно в Москве все стало безумно дорого. Но когда эта пена сойдет, останутся те люди, которые любят кино, и будут адекватные цены. Нельзя за такие как сейчас деньги снимать кино. Это дорого и нерентабельно. Зритель просто не может платить столько денег.
 
Но у любого кризиса есть две стороны, и чем быстрее он пройдет, тем быстрее пойдет рост вверх.
 
- Сегодня стало модно, представляя фильм говорить о его бюджете. Вы умышленно избегаете этих разговоров?
 
- Не люблю говорить о деньгах. Есть картины, которые свою рекламную кампанию проводят именно на том сколько денег потрачено на его съемки. Я не люблю этого, и сам не знаю до конца какой был бюджет был у моего фильма, потому съемки финансировали три страны. Сколько было денег с российской стороны знаю, но хвастаться не буду, в этом нет необходимости. Я для другого снимаю кино.
 
-  Насколько я знаю, вы относитесь к советскому кино с пиететом.  Какие традиции вы хотели бы продолжать?
 
- Если вы ничего не увидели, то я не могу объяснять вам того чего вы не видите.
 
- Я не киновед.
- Как объяснить? Я пытаюсь сохранить индивидуальность. Это задача любого человека.
 
- И как художника?
 
- Как человека? … Вы знаете, как называются статьи про фильм «Чужие»? половина «Свой среди чужих» и еще половина «Чужие здесь не ходят».
- Поэтому вы такой злой на журналистов?
 
- Они все одинаковые. Приходят разные люди    с разным воспитанием, с разным образованием, а вопросы задают одинаковые. Вы думаете, это нормально?
 
- Чего же такого мы не увидели в вашем фильме?
 
- Не знаю, но вопросы у всех вас одинаковые. Странно, но это так. Зрители по-разному воспринимают фильм, а журналисты – одинаково. У них у всех какая-то определенная установка.
 
- Коллеги писали и про то, что афиша вашего фильма похожа на афишу среднего американского фильма 2004 года.
 
- Это нормально. Я специально назвал фильм «Чужие». И плакат мы сделали как американский. Мы реально простебали эстетику Голливуда. Ну если вы ни черта в этом не понимаете, то что я могу сделать? Мы все соединили – и название фильма как американское, и афиша, как американская… Что делать если вы не видите ни фига и мастурбируете на «Гитлер капут»?
 
- ?!
 
- Я не про вас говорю, а про зрителя. Что делать если вы так устроены?  Мы решили поиграть, постебаться про всё.
 
- Вы говорили про сохранение индивидуальности, проще – надо оставаться человеком.
 
- Каждый имеет право высказать свое мнение на ту или иную социальную проблему, которая его волнует сейчас. Чем чаще я о ней заявляю, тем больше получаю шишек. Для того, чтобы не получать шишек, надо говорить никак. Страна так устроена. Восемьдесят лет советской власти…
 
- Причем тут советская власть?
 
- Система одна и та же. Я готов получать шишки, но это моя позиция.
 
- Если вы ваш фильм вышел на два года раньше, как вы думаете, имел бы он такую реакцию?
 
- Думаю, что градус обсуждения был бы меньше. Это сейчас журналисты пишут: «Ой, Америку оскорбили… Это госзаказ». О чем вы говорите? Где такое государство, которое финансирует такие картины?
 
Если бы нашему государство было не по фигу, то оно давно навело бы порядок или выстроило отношения с кинематографистами, и они снимали бы системное кино. И не за такие большие, как сейчас деньги. У нас в стране показывают фильме где есть свастика! И это в стране, которая пострадала от фашизма. Этому государству наплевать на кино.
 
- Это плохо или хорошо?
 
- думаю, что плохо. Государство должно себя защищать, как во внешней, так и во внутренней политике. Нам до сих пор продают «пакетное» кино. Это хорошо или плохо? Плохо. Всем мире ставится заслон – тридцать процентов фильмов должны быть национальными.
 
Сейчас кризис и к нам придут американские фильмы, которые там лежат на полках. А русского кино не будет. И что в этом хорошего?
 
- Я уже понял, как вы злы на прессу. Но все-таки ее мнение важно для вас?
 
- Мне интересно мнение зрителя. Он не ангажирован, свободен, а пресса… Это ее работа.
 
- Но если фильм идет по всей стране, то как вы узнаете что о нем думаю в Чебоксарах, Уфе, Мурманске или Новосибирске?
 
- Как-то узнаю. Не из статей же узнавать. Мне интересен зритель. Журналист ангажирован своей профессией и зарплатой.
 
- А мнение профессионалов вам важно?
 
- Конечно.
 
- И что они вам сказали?
 
- Я рад, что и новый фильм, и «Казус Кукоцкого» оценили те, которые понимают в кино. Мне приятно, что есть мнения профессионалов.
 
- Вы можете кого-то назвать из них?
 
- Нет. Зачем я буду говорить? В основном, это люди работающие в кино – и режиссеры, и художники. Они были у меня на премьере. Им не надо было меня хвалить, они звонили мне и говорили те слова, которые были для меня важны.
 






Реклама

Похожие материалы:

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 17645

Подробнее