Войти      Зарегистрироваться

Про Путина рано ставить мюзикл

Уоррен Карлайл / Daily Talking, 2013-09-01, Андрей Морозов
Театр и кино / опубликовано 09.09.2013 / Комментарии (0)



Уоррен Карлайл
В петербургском театре Музыкальной комедии состоится премьера еще одного, второго за этот год мюзикла – «Чаплин». Для  его постановки был приглашен американский режиссер Уоррен Карлайл. В интервью  он рассказал о том, почему  взялся за постановку,  мастерстве российских актеров, и чем грозит провал мюзикла для режиссера в Америке.

- Вы впервые в России?

- Да. До этой  работы я был в вашей стране только когда проводился кастинг для нашего мюзикла.

- Что вы знаете о русском театре?

- Я хорошо знаю русский балет. Если говорить о театре, то не знал о нем ничего.

- Даже про Станиславского не слышали?

- Конечно, я знаю и Станиславского, и Михаила Чехова. Если говорить об истории театра, то  знаком с ней, но не видел ни одной постановки русских драматических театров.

- Почему вы решили поставить именно мюзикл «Чаплин»?

- Мне кажется, это очень интересная история с интересным сюжетом. Это хорошая основа для мюзикла. Мне известно, что  Чаплин с большим интересом относился к вашей стране, к вашему театру. Известно, что во время войны он выступал в поддержку жителей блокадного Ленинграда.

На самом деле интерес возникает из материала. Важно, чтобы он меня затронул, и тогда я могу визуально представить его.

Например, у  Чарли Чаплина были мать и брат Сидни. Чаплин оставил их в Лондоне, и уехал в Америку. У меня в точности такая же история – я так же уехал из Лондона в Америку делать карьеру, оставив там мать и брата. Это очень близко мне.

- Какой период жизни показан в мюзикле?

- Вся его жизнь – начиная с рождения и кончая смертью.

- Драматические страницы, когда он был вынужден уехать из США, тоже  вошли?

- Да. Первая часть мюзикла будет о его взлете, а вторая - о падении. Ведь все начиналось с  того, что он стал одним из самых молодых миллионеров – в 28 лет! – и  самым известным человеком в Америке, а кончилось так, что его просто выбросили из страны.

- Как сегодня американцы относятся к факту его изгнания?

- На самом деле, такие истории случаются  у нас почти каждый день. Например, можно вспомнить Чарли Шина. Он тоже был большой звездой, а потом было почти полное забвение. Чаплин не одинок в этом.

- Но в случае с Чаплиным фигурирует политика…

- Да, он страстно поддерживал Россию во время Второй мировой войны.  Было два судебным разбирательства, его обвиняли в шпионаже. Было много скандалов. В 1972 году ему был вручен почетный «Оскар», и он приехал, чтобы получить его. Американцы сегодня гордятся Чаплиным.

-  В Америке мюзикл – часть культуры, и вы знаете о нем больше, чем мы. Скажите, есть ли какой-то секрет успеха?

- Я могу говорить только про те мюзиклы, которые поставил сам.  Главный критерий у меня: если ты не в силах говорить, то начинаешь петь, если не можешь петь, то начинаешь танцевать.

- Но если постановка проваливается, и публика не идет, тогда что? Какие последствия могут быть?

- Никаких. Каждый год режиссеры ставят новые и новые спектакли, мюзиклы. И каждый год меняется сам зритель. Например, несколько лет назад не было ни айфонов, ни Ютьюба. Сейчас зритель, прежде чем пойти в театр, может посмотреть короткие ролики в интернете. В Америке есть специальное выражение – этеншен спенсер. Оно характеризует ожидание ответной реакции. Люди постоянно требуют новой информации, и  это очень важно сегодня в театральном мире.

- Хочется уточнить. Если в спектакль вкладываются деньги инвесторов, то они ждут их возврата, и надеются на прибыль.  Если этого не происходит, тогда что?

- С финансовой точки зрения людям, конечно, есть риски. Если постановка провалилась, то это сказывается на гонорарах творческой группы – режиссера и актеров, - и на будущих проектах, их финансирование уменьшается. Но если у постановки бывает успех, то соответственно продюсер предлагает больший гонорар для творческой команды.

- В русском театре есть некая жертвенность в служении театру. Насколько эта черта присуща актерам в Америке?

- Нам ближе понятие приверженности, преданности театру,  но  не в плане жертвенности. Никаких страданий. В Америке если ты работаешь в театре, это подразумевает отличную жизнь.

- Судя по фильму Боба Фосса «Весь этот джаз» так не скажешь.

- Но это как раз то, что делает жизнь отличной от других, и это прекрасно.

- Вы уверены в успехе мюзикла «Чаплин»?

- Я очень его люблю. Я  успел полюбить и русских артистов, и директора театра Юрия Шварцкопфа. Он очень много делает для театра. Творческий человек в высшем своем проявлении.

- Вы заметили разницу между работой актеров в России и Америке?

- Есть очень небольшие отличия. Мюзикл  новая форма искусства для ваших артистов, а все остальное – пластичность, музыкальность – такие же. У меня есть ощущение, что ваши артисты настоящие представители системы Станиславского. Она  у них в сознании. Когда мы работали над образами, характерами героев, это было очень заметно.

- Директор театра музыкальной комедии Юрий Шварцкопф рассказывал в интервью нашему журналу,  что для постановки мюзиклов театр брал кредиты в банках…

- В Америке другая система. Нужно найти инвестора с деньгами. По сути это те же спонсоры, только если шоу получается успешным, то им нужно будет вернуть деньги. А если провал, то деньги не возвращаются. Каждого инвестора предупреждают, что есть шанс потерять. Это так же, как на рынке ценных бумаг, где акции могут подняться в цене, а могут опуститься.

- В России почти все театры получают финансовую поддержку государства. В Америке они существуют только на частные пожертвования?

- Большинство театров в США существуют за счет поддержки частных инвесторов. Система грантов от правительства тоже есть, но ею пользуются только некоторые учреждения.

- Как вы думаете, должно ли государство поддерживать театр так, как это делается в России?

- Мне  нравится, когда государство поддерживает искусство.

- А если  оно попросит оказать поддержку в идеологии?

- У нас такого быть не может.

- У вас не появилось желания поставить мюзикл на российском материале?

- Думаю, что у меня это получилось бы. Но надо посмотреть,

вникнуть, какая именно российская история обладает сегодня максимальным мюзикловым потенциалом. А для Юрия Шварцкопфа я поставлю все что угодно.

- А если это будет мюзикл  с поющим и танцующим Путиным?

- Мне кажется, о нем рано ставить мюзикл. Слишком рано.

 

 

 



Версия для печати





Комментарии к материалу "Уоррен Карлайл: Про Путина рано ставить мюзикл"


новые в начале новые в конце

Реклама

Новости:


Все новости

Похожие материалы:

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 17147

Подробнее