Войти      Зарегистрироваться

Питер для меня мистическое место

Леонид Максимов / Тверская,13, 2003-01-15, Николай Фандеев
Шоу-бизнес / опубликовано 19.05.2010 / Комментарии (0)



Леонид Максимов
В середине восьмидесятых годов миллионы россиян с упоением слушали песни популярного питерского бит-квартета «Секрет». И тогда мало кто думал, что дорогам музыкантов сплоченной группы суждено будет разойтись. Наиболее интересно сложилась судьба у главного идеолога бит-квартета Максима Леонидова – единственного «секретовца», которому до сих пор удается потрясать наше музыкальное пространство хитами. С ним-то нам и представился недавно случай побеседовать обо всем этом во время одной из наших с ним встреч.
-   Максим, пять лет назад ваши песни звучали, что называется, из каждого утюга. А вот сегодня их на радио и телевидении слышно нечасто. Почему?
 
-   Мне кажется это нормальная ситуация для любого человека, который не выполняет социальный заказ общества, а искренне разговаривает и пишет то, о чем думает. Иногда ты бываешь созвучным большому количеству людей, иногда не очень. Это нормально. Если в 1997-98 годах у нас были такие очень популярные песни, как «Девочка-видение», «Не дай ему уйти» и «От Питера до Москвы», которые сразу же становились популярными, то те песни, что я пишу сейчас, мне по-прежнему кажутся созвучными. Но видимо, я ими не очень «попадаю». Но я не вижу в этом большой трагедии, это совершенно нормальный процесс роста. Хорош бы я был, продолжая в сорок один год писать про «девочек-видений»!
 
-   А что в этом плохого? Ведь это одна из лучших российских песен прошлого десятилетия.
 
-   Ха-ха-ха. Спасибо большое, песня действительно неплохая, ведь в ней найдены какие-то вещи. Но я же расту, поэтому меня интересуют и другие вещи. Да и всегда ровно ни у кого не бывает. Это диалектика: взлеты, потом снижения… Кроме всего прочего последние два года я сознательно не общался с прессой, и не занимался телевидением, потому что чувствовал, что мне просто не хочется этого делать.
 
-   Почему?
 
-  За последнее время много чего изменилось. И коммерциализация СМИ вышла на такой уровень, когда главная функция, которую несут в себе газеты и радио, стала развлекательной. Поэтому смысл общения посредством них у меня пропал. Ведь журналам интересна не музыка, а то, с кем я сплю, когда у меня свадьба, развод и т. д. А мне не хочется об этом говорить.
 
-  Раз уж мы вспомнили вашу «Девочку-видение». Скажите, легко ли сочинять такие песни?
 
-   Если изначально поставить цель написать подобной величины шлягер, то это невозможно. Для меня, во всяком случае. Хотя у нас есть авторы, у которых это легко получается. Например, Вячеслав Добрынин, который находится на волне, созвучной массам.
 
-  А после диска с этой песней у вас альбомы выходят регулярно?
 
-  Да, примерно раз в полтора года. Был альбом «Не дай ему уйти», потом я сделал два проекта «Давай, закурим», где спел самые известные военные песни. Я очень люблю их за искренность, и считаю, что такие песни, как «Землянка», «Враги сожгли родную хату» или «Темная ночь» являются песнями века. Ведь та экстремальная ситуация, в которую попали люди во время Великой Отечественной войны, заставила наших авторов писать не о страданиях народа, а о страданиях отдельного человека. А искусство это всегда путь от частного к общему. Если ты талантливо напишешь про себя, ты поднимешь большую общую тему.
 
-  В результате, какие ваши альбомы стали более коммерческими: с вашими вышеперечисленными хитами или военные?
 
-  Военные, безусловно, стали в меньшей степени коммерческими, потому что они не для всех. Хотя я себя уже отношу к такому поколению, которое может спокойно слушать, понимая их красоту без ссылок и оглядок на советскую пропаганду.
 
-  А какие песни вы исполняете на ваших сольных концертах?
 
-  Совершенно разные. Начиная от всеми любимых «секретовских», и заканчивая песнями с моего последних альбомов «Четверг» и «Гиппопотазм».
 
-   Бегемотизм, что ли?
 
-  Да. Мой аранжировщик ошибочно вбил в компьютер название моей новой песни «Гиппопотам» с буквой «з», а потом позвонил мне и сказал: «Слушай, симпатичное слово получилось». Решили так и назвать этот альбом. По-моему, получилось непретенциозно и смешно.
 
-  Вы окончили театральный институт. И театр, насколько нам известно, занял достаточно весомый отрезок вашей жизни. Расскажите об этом.
 
-  Действительно, в театральном институте имени Кацмана мы сделали выпускной спектакль, который назывался «Ах, эти звезды!» Отчасти это были пародии, отчасти просто посвящения уже ушедшим от нас большим артистам. Таким, как Леонид Утесов или Джо Дассен. Спектакль получился очень трогательным, люди даже плакали. У него был такой огромный успех, что мы его однажды даже поставили на сцене спортивного комплекса! Представляете? Двенадцать тысяч человек смотрят драматический спектакль! Это своего рода рекорд!
 
-  В конце восьмидесятых у вас был нашумевший спектакль «Король рок-н-ролла», в котором вы сыграли роль Элвиса Пресли. Это также дань вашей любви к театру?
 
-  На самом деле этот спектакль у нас получился вообще случайно. Как-то мне позвонил директор «Секрета» и сказал: «Мне тут попалась немецкая пьеса «Король рок-н-ролла» об Элвисе, которую один русский режиссер, живущий в Германии, хочет поставить в Петербурге». Я прочел ее, и после этого сам сильно увлекся Элвисом. Обложился книгами и видеоматериалами о Пресли и попытался по-настоящему в это дело вжиться. По-моему, получилось неплохо.
 
-  Какова судьба этого спектакля?
 
-  Мы довольно долго и успешно играли его в Петербурге, привозили и в Москву. К сожалению, дальнейшая жизнь его не удалась, потому что он был очень дорогостоящим по постановке и декорациям, и возить его было тяжело.
 
-  Знаем, что вы неоднократно снимались и в кино. Был игровой фильм «Как стать звездой», были ленты «Биндюжник и король», «Дух». Последует ли продолжение вашей кинодеятельности?
 
-   Да. Недавно я получил предложение от режиссера Сергея Снежкина, который собирается снимать двадцатисерийный телевизионный фильм и одновременно двухсерийный кинофильм про солдата Швейка по Ярославу Гашеку. Это очень серьезный и дорогостоящий проект, в котором будут задействовано множество иностранных партнеров и инвесторов. Должен получиться хороший музыкальный фильм. Я приглашен туда как композитор и музыкальный продюсер, поэтому мне предстоит неимоверно большая работа, ведь в двадцати сериях каждый раз должна звучать новая музыка.
 
-   Нельзя также не вспомнить вашу работу на и телевидении.
 
-    Да. Я вел передачи «Эх, дороги» и «Эти забавные животные».
 
-  Сегодня многие ваши коллеги ринулись в телеведущие, а вот вас, наоборот, что-то на телевидении больше не видно. Почему?
 
-  Просто нет интересных предложений. Хотя недавно я отказался от трех проектов. Мне абсолютно неинтересны семейные шоу, игры, викторины, где нужно ходить в блестящем пиджаке и размахивать руками. Хотя я осознаю необходимость мелькания на телеэкране, но не любой же ценой! Мне гораздо важней в этом смысле сохранить самого себя.
 
-  В начале девяностых вы эмигрировали в Израиль, где прожили несколько лет. В чем причина вашего отъезда именно в перестроечное время, когда были сняты многие запреты?
 
-  Вы, видимо, не помните 1990 год. Тогда еще все было нельзя. Еще был СССР, была полнейшая неразбериха, и будущее этой страны мне представлялось в страшном свете. Кроме всего прочего, дело было не только в этом. В это время я ушел из «Секрета». Закончилось дело, которым я занимался почти десять лет, и я был в растерянности. И после долгих мытарств, я решил уехать, чтобы попробовать все сначала. Когда я уезжал, я практически наверняка знал, что вернусь обратно. Но этот тайм-аут мне был просто необходим для переосмысления многого в своей жизни.
 
-  Чем вы там занимались?
 
-  Тоже музыкой, телевидением и театром. Снимался в телесериалах, зарабатывал деньги рекламой. В Израиле у меня вышли две пластинки. Одна из них – рок-н-ролльная на иврите, другая на русском. Переиздавать их здесь нет смысла, потому что у нас они мало кому интересны.
 
-  Что явилось главной причиной вашего возвращения в Россию?
 
-  Страна изменилась. И со мной произошло то, что должно было произойти: я снова через четыре года почувствовал в себе желание и силы петь и писать песни.
 
-  Тоскуете ли вы сегодня по бит-квартету «Секрет», по его классическому составу?
 
-  Нет, конечно. Это все равно, что тосковать по своим студенческим годам, по первой любви. Так что ностальгии по тем временам у меня никакой нет, потому что я уже другой. В одну и ту же воду дважды не войти. Да и ни к чему это.
 
-  Как бы вы отреагировали, если бы всем вам предложили отыграть хотя бы один концерт «Секрета» в прежнем составе?
 
-  Видимо нынешней осенью это состоится. Так получилось, что юбилей Петербурга совпадает с юбилеем «Секрета»: в один и тот же год Петербургу исполняется 300 лет, а «Секрету» 20. И мы решили сделать подарок нашим поклонникам: один такой концерт отыграть в Питере и один в Москве. Кроме того, мы задумали выпустить трибьютный альбом «Секрета», то есть диск, на котором песни этой группы будут петь разные исполнители. И эта работа уже началась. Группа «Мультфильмы» записала песню «Привет», Чиж и Ко «Ленинградское время», Евгений Маргулис записывает «Блюз бродячих собак», «Машина времени» споет «Последний час декабря», «Сплин» «Алису»… Также уже есть договоренности с Гариком Сукачевым, группой «Чайф» и другими артистами.
 
-  Почему в этом проекте проигнорированы поп-артисты?
 
-  Поначалу у меня были такие кандидатуры. Я превосходно отношусь и к Леониду Агутину, и к Анжелике Варум, и к Валерию Меладзе. Но на одной пластинке «Сплин» и Меладзе звучали бы странно.
 
-  Общаетесь ли вы сегодня с остальными «секретовцами» - Николаем Фоменко, Андреем Заблудовским и Алексеем Мурашовым?
 
-  С Колей постоянно созваниваемся, когда я бываю в Москве. Возможно, напишем с ним для этого проекта какую-нибудь новую песню. С Андреем, который живет в Питере, тоже общаемся. Иногда даже ходим друг к другу на концерты. Вот с Лешей реже, потому что я его очень редко вижу. Он занят какими-то своими делами, и мы с ним практически не пересекаемся. Но это вовсе не потому, что мы держим друг на друга какое-то зло.
 
-   т многих слышал мнение, что артист максимально востребован, когда живет в Москве. Почему вы до сих пор к нам не переехали?
 
-   Потому что Питер для меня мистическое место, которое меня питает. Мой последний альбом весь питерский. И я весь питерский. Если я оттуда уеду, я не смогу писать такие песни, которые пишу сейчас.
 
-  Какова с вашей точки зрения сегодня Москва?
 
-  Большой богатый город, со своей своеобразной красотой и эстетикой. И хотя я ее всецело принимаю, она не моя. Здесь слишком суетно и слишком большое значение имеет публичная жизнь. А это не для меня.
 
-  Нам приходилось читать публикации о вашей семье, но все они были несколько противоречивыми. Хотелось бы услышать об этом из первых уст.
 
-  По сути дела я живу один. Папы, к сожалению, уже нет в живых, мама моя живет в Питере с бабушкой. Я живу отдельно. Жена?.. Это все в прошлом.
 
-  Сегодня вы можете назвать себя счастливым человеком?
 
-  (Пауза). Пожалуй, да. Потому что я занимаюсь тем, что я очень люблю, и мне не стыдно перед собой ни за одну из своих песен. Мне вообще ни за что, что я делаю, не стыдно. Я никогда не стараюсь кривить душой и делать что-то на потребу. Так что уже хотя бы перед самим собой я чист. В каких-то других жизненных проявлениях, где мне бы хотелось более налаженной и спокойной жизни, у меня есть надежда, что это вскоре случится. Поэтому здесь у меня сегодня тоже определенный оптимизм.


Версия для печати





Комментарии к материалу "Леонид Максимов: Питер для меня мистическое место"


новые в начале новые в конце

Реклама

Новости:


Все новости

Похожие материалы:

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 16858

Подробнее