Войти      Зарегистрироваться

Одни матом ругаются, другие - разговаривают им

Иосиф Раскин / Daily Talking, 1999-06-12, Андрей Морозов
Литература / опубликовано 16.01.2010 / Комментарии (4)



Иосиф Раскин
Иосиф Захарович Раскин - известный московский книжник, книголюб и книгопродавец, член Союза писателей Москвы. Автор популярной "Энциклопедия Хулиганствующего Ортодокса".

– Иосиф Захарович, в июне из-за вас пострадал один из лучших ведущих НТВ Дмитрий Дибров. После вашего участия в его программе передачу сняли с эфира.

– Меня пригласили на его передачу неожиданно. Я травил какие-то анекдоты, но в пределах разумного. Рассказал и байку о том, как Михаила Светлова познакомили с одной женщиной, страшно мечтавшей познакомиться с ним. Когда его подвели к ней, он сказал: «Подвинь свою жопу». Женщина растерялась, возмутилась, а он сказал: «Это будет мой верхний предел». Вот это и было моим верхним пределом.

В общем, мы с Дибровым общаемся, он умеет расслаблять собеседника, идут звонки от зрителей, даже из Израиля были звонки. Кстати, я и про Израиль говорил. Говорил, что это страна дикого хамства.

–?!

– Да, да. И вообще, кто это придумал, что евреи помогают друг другу? Все это красивые легенды. Они только гадости друг другу делают. Все что они сделали, так это то, что за пятьдесят лет создали чудо – государство Израиль. Но сегодня эта страна – страна дикого хамства и бескультурья.

Потом я говорил еще что-то о политике, о том, какая она грязная. О том, что я еще девять лет назад говорил о том, что Ельцин для России – беда, страшный человек, запрограммированный разрушитель. Единственный из политиков, кого я уважаю, это Григорий Явлинский. Я не знаю, какой он политик, но он порядочный человек. Ведь даже в книгах Коржакова и Стрелецкого о нем не сказано ни слова.

После эфира прибегает девочка и говорит, что звонили из комитета по телевидению, скандал – мат в эфире, из комитета срочно просили доставить им запись. Потом действительно, Диброва заменили Ноткиным.

Меня эта мерзость очень поразила. Через несколько дней я был приглашен Любимовым на юбилей его театра. Проходя между рядами я проходил мимо Киселева. Он, кстати, мне омерзителен после той ночной передачи, где он рассказывал про коробку из-под ксерокса, объявил переворот в стране. И вот я спросил его: «За что выгнали Диброва?» «Кто это вам сказал? Не слушайте дураков». «Хорошо, – сказал я,– я не буду их слушать». И пошел дальше.

Самое удивительное, что мата сейчас на телевидении много. Я считаю, что мат – это пласт культуры и часть русского языка. Это язык Пушкина, язык Лермонтова, язык старинных былин.

Другое дело – есть мат и есть мат. Вот, например, я не могу терпеть мата Лимонова, просто не перевариваю его. Но вот есть мат Алешковского. Это прекрасно! Но я считаю, что мат нельзя употреблять к конкретным людям.

Например, была такая история года четыре назад. Я гулял со своим ньюфаундлендом и навстречу идут молодые, лет 15-16 ребята. Девушка стала гладить собаку: «Ой, какой он хороший!» А парень, не снимая руки с нее, говорит: «Хороший, хороший. Сейчас он тебя за п... схватит». Я никогда, так уж получилось, не дрался в жизни, но тут мне очень сильно захотелось дать этому парню в морду. Такого мата я не признаю.

– Есть ли разница между матом рабочего и матом интеллигента?

– Великий режиссер Роман Виктюк говорил мне, что мат – это язык интеллигенции. Я думаю, что в этом есть доля правды. Мне кажется, что мат все-таки начался с города, а не с глухой деревни. Мне, например, нравится объяснение Горьким выражения «ё.. твою мать» в романе «Жизнь Клима Самгина». В глубокой древности, по мнению Горького, это был знак наивысшего уважения и любви к человеку, знак приветствия. Если я, например, ё.. твою мать – значит ты мне сын. Только потом это стало матом.

– И все-таки – какая разница между матом рабочего и матом интеллигента?

– Что такое мат рабочего? Это выпил и – ё.. твою мать! Тут есть элемент грубости.

Вы знаете, я считаю, что ругаться – это плохо. Даже хорошими словами плохо ругаться. Например, один матом ругается, а я разговариваю матом.

Евгений Весник, наш замечательный актер, рассказывал мне, как это было на войне. Он служил в артиллерии. Когда командир давал команду: «Цель такая-то, пятое-десятое, по врагу – огонь!», то попадания были минимальными. А вот когда командир командовал: «Ё... мать! По фашистской сволочи – огонь!», то попаданий было процентов девяносто.

Люди иногда не понимают, если им говоришь обычными словами. Но стоит объяснить матом, то все сразу понятно. Но если говорить о разнице, то мат среди рабочих носит характер ругательства, а среди интеллигенции – это просто разговор.

– Может ли мат быть поэтическим?

– Конечно. Возьмите Баркова, автора «Луки Мудищева». Недаром же Пушкин считал его своим учителем. Основоположником настоящего русского языка является не Пушкин, а Барков.

– А как же Тредиаковский?

– Язык Тредиаковского, Державина, Ломоносова – старый язык.

– И тем не менее, «Евгений Онегин» написан не матом, а нормальным языком.

– Сейчас я говорю вам не про мат, а про простой русский язык.

– Вы получаете отзывы о своей книге?

– Уже четыре года, как в первый раз вышла «Энциклопедия хулиганствующего ортодокса». С тех пор она была переиздана еще три раза. Письма приходят со всей России, пишут и из-за границы – из Америки, из Бельгии, из Голландии, из Израиля, из Австралии получил письмо от двойного тезки, тоже Иосифа Раскина. За все время было только три ругательных письма.

В позапрошлом году Марк Рудинштейн пригласил меня на «Кинотавр». Во время фестиваля на пляже я повстречал Станислава Говорухина и спросил его: «Станислав Сергеевич, вы возглавляете комитет по культуре в Думе, вы борец за чистоту языка. Скажите, моя книга вредная?» Он мне сказал, что моя книга ему очень нравится. Ну а уж если Говорухину нравится...

– Иосиф Захарович, вы общаетесь с очень известными людьми. Они часто ругаются или, как вы говорите, разговаривают матом?

– Я убежден, и многие со мной согласятся, что нет такого человека, который в каких-либо ситуациях, пусть редко, не употреблял бы мата.

– Что натолкнуло вас на мысль написать такую книгу?

– Меня долго к ней толкало. С детства любил анекдоты, частушки, вообще юмор. Я понял, что в анекдотах есть ответы на любые вопросы, которые могут возникнуть у человека. Это касается и политики, и секса, и экономики, и просто человеческих отношений. В анекдотах – настоящие, истинные ответы.

Еще двадцать пять лет назад был такой анекдот. Армянское радио спрашивают: «Когда будет лучше?» Ответ: «Уже было».

Лет пять назад все были озабочены одним – куда вкладывать деньги? Я лично всегда считал, что деньги всегда нужно вкладывать только в память. Потом мои знакомые плакались, что у кого-то деньги пропали в МММ или еще в каком-то банке. Как тут не вспомнить анекдот. Приходит старый еврей в синагогу и спрашивает: «Ребе, посоветуй мне – класть деньги на книжку или лучше их снять с книжки?» Тут вбегает молодая, красивая девушка и тоже спрашивает: «Ребе, у меня сегодня первая брачная ночь. Посоветуй мне – мне лучше в рубашке лечь или без рубашки?» И ребе ответил: «Знаешь что, доченька. Ляжешь ты в рубашке или без рубашки, все равно муж тебя поимеет. Кстати,– обращается он к старому еврею, – тебя это тоже касается».

Когда стало появляться огромное количество брошюр с ужасными, дурацкими анекдотами, мне захотелось написать книгу. И я сделал ее. Меня огорчает, когда говорят, что это книга анекдотов. Нет, это не книга анекдотов. В ней есть и стихи Вознесенского, и песни о Сталине, песни времен войны.

– Вы не упрощаете, говоря о мудрости анекдотов? Если рассуждать по этой логике, то тогда и президент, и депутаты должны выражаться матом, ведь так будет проще и доходчивее?

– Весь ужас в том, что они выражаются гораздо хуже, чем матом. Они и матом-то не умеют выражаться.

Но вот вам очень короткий анекдот, в котором есть все проблемы воспитания детей. Маленький мальчик заглянул в спальню родителей и увидел, как мама делает минет папе. И тогда мальчик воскликнул: «И эти люди еще учат меня не ковырять в носу!» А ведь сколько книг написано про воспитание детей.

Другой пример – межнациональные конфликты. В Одессе на скамейке сидят два старых еврея – муж и жена. Во дворе играют пацаны. Старая еврейка вдруг поворачивается к мужу и говорит: «Абрам, кто-то сказал «жид». Старый еврей подзывает одного пацана: «Вася, это ты сказал «жид»?» «Дядя Абрам, вы меня знаете с пеленок. Как я мог такое сказать?» Тогда старый еврей подзывает другого: «Это ты сказал «жид»?» Тот отвечает: «Дядя Абрам, я могу резать, убивать, а такого слова «жид», я не знаю». Старый еврей поворачивается к жене и говорит: «Сара, перестань трахать мозги ребятам. Это по радио сказали».

– Вы бывали в других странах. Не интересовались ли вы, как там с матом?

– Я был в Израиле и Германии, когда она была еще западной.

Я был с группой по приглашению одного русского центра. Поселили меня в семье местных учителей. Они специально к нашему приезду учили русский язык, чтобы хоть как-то с нами общаться. И вдруг в их книжном шкафу я увидел книгу «За пределами русских словарей» издательства «Флегон». Это словарь мата изданный в Англии. Там есть все! Например, «Говно на постном масле – то же самое, что говно, но еще хуже». Там приводятся великолепные примеры.

Как-то в ресторане Дома литераторов мы сидели с Генрихом Боровиком, а с ним были еще американцы. И вот они мне рассказали типичный американский анекдот про Клинтона. Приехал в Америку Папа Римский. Поехали они с Клинтоном кататься по Гудзону и налетел сильный ветер. И этим ветром смахнуло с Папы шапочку. Что делать? Клинтон выходит из лодки, идет по воде, берет шапочку и возвращает ее Папе. А наутро все американские газеты выходят с заголовками «Президент Клинтон не умеет плавать».

Мата в нашем понимании, мата, который нравится мне, нет ни в одном языке мира. У них есть ругательства. Поэтому наши анекдоты так трудно переводить.

– Иосиф Захарович, мы как-то уклонились от темы по поводу выхода книг с анекдотами.

– Да, книг выходит много, но очень мало хороших. Анекдот – это все-таки пласт культуры, он должен нести мысль, а не просто смешить.

Я не люблю грязных анекдотов и в моей книге нет ни одного грязного анекдота. Знаете, самый лучший комплимент моей книге сделал приятель моей приятельницы. Он позвонил мне и рассказал, что моя книга ходит по рукам больных в раковом центре. Он обещал мне вернуть ее, исписанную теми больными. «Люди умирали с вашей книгой», – сказал он мне.

– А можно, как вы считаете, разговаривать матом в общественных местах?

– Видите ли, чаще всего люди выпендриваются: «Ой, мат, мат один!» Но вот вам ситуация. Торгашка, пропитое лицо, говорит: «Ой, мужчина! Как вы выражаетесь!» Но чувствуется, что она сама другого разговора не понимает.

– Вы знаете миллион анекдотов. Они помогают вам в жизни?

– Конечно. Вот вам анекдот двадцатипятилетней давности. На земном шаре остались два человека – Брежнев и Рейган. И вот Рейган берет огромный камень, подкрадывается тихонечко сзади к Брежневу. В этом время кто-то его ломом бац по спине. Вопрос: «Кто это был?» Ответ: «Вечно живой Ильич».



Версия для печати





Комментарии к материалу "Иосиф Раскин: Одни матом ругаются, другие - разговаривают им"


новые в начале новые в конце
Пишет hiпроооо в 2017-03-25 09:52:25
заказать продвижение интернет магазина логин скайпа pokras77777
Пишет Wilfredlem в 2017-01-12 10:58:27
Дополнительное отопление часто необходимо для создания комфортных условий как в частных, так и в многоквартирных домах.
можно купить у нас Купить запорную арматуру
Пишет Даня в 2014-04-10 11:25:27
Великолепная книга!
Пишет Моня в 2010-09-15 13:30:21
"Что вижу за то и пою!", но как глубоко. Есть книги истории которые под влиянием разных структур пишут нам разные люди и есть "ЭХО" для тех кто хочет понимать как это было тогда на самом деле ("два пшика в пиво"). Читаем и делаем выводы!

Реклама

Похожие материалы:

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 16637

Подробнее