Интерес к политике не мешает сексу

Лев Щеглов / Daily Talking, 2015-08-24, Андрей Морозов
Общество / опубликовано 14.09.2015



Лев Щеглов
Известный сексолог считает, что общественное мнение в России инфантильно. В интервью он рассказал о том, что депутаты и чиновники стали законодателями в сексуальной жизни граждан, отсутствии сексуального воспитании молодежи, и кто сделал лучшую рекламу геям.

-         Лев Моисевич, если согласиться с мнением, что занятие политикой – это сублимация, то можно ли говорить о том, что сегодня российское общество политизировано и в меньшей степени уделяет внимание сексу, чем, скажем, года два-три назад?

 

- Не соглашусь, что интерес к политике можно назвать сублимаций. Сублимация вызывает подчинение, и если говорить про профессиональных политиков, то здесь есть механизмы сублимации.

Сублимация становится явной тогда, когда мы видим человека всецело поглощенного политикой, делающего карьеру на ней, но не удовлетворяющего свои интересы. У профессиональных политиков такое можно заметить, а для граждан интерес к политике не мешает сексуальной жизни. Интересоваться тем, что происходит в мире, в котором я живу – это функция головного мозга.

Если обычный человек интересуется политикой, то это совершенно нормально. Гражданская позиция связана  не только с тем, что человек интересуется не только тем кругом, в который входят его безопасность, питание, ближние люди. Напротив. Мне кажется, что сегодняшнему обществу не хватает интереса к политике.

- Но ведь главный вопрос россиян в последнее время: «Как там у хохлов?».

- Это ужасно. Это не политика, а результат пропаганды. Я думаю, что разумный человек понимает, что по-настоящему родственный нам народ не может в одну секунду превратиться в фашистов. Такого не бывает просто по закону логики. Разумный человек также не может понять, как мир, который еще лет семь назад относился к нам дружественно, вдруг за последнее время стал врагом.  Насколько я понимаю, у нас сегодня нет союзников. Поэтому сегодня многим надо задуматься вместо того, чтобы превращаться в сосуд, в который вливается информация из телевизора.

- В своих интервью и комментариях, характеризуя наше общество, вы употребляете такие категории как «нетерпимость» и «ненависть». Можно ли сказать, что при наличии таких факторов у граждан есть проблемы с сексуальной жизнью?

- Сексуальная жизнь – это громадная сфера, куда входит гораздо большее число понятий, нежели готовность половых органов и непосредственно половых партнеров. Она может быть формально без жалоб со стороны человека, но по сути быть бедной, скудной и неяркой.

Сексуальная жизнь включает в себя очень многие тонкие чувства. Поэтому,  человек, охваченный ненавистью, агрессией, постоянным ощущением, что находится в окружении врагов, пытающийся вычислить их тайные планы, не может быть эмоционально  счастливым. Грубо говоря, у него может быть эрекция, если мы говорим про мужчину, и он может вести обычную сексуальную жизнь, но она будет скудной и серой, потому что происходит на уровне постоянного негативного напряжения.

 Для сравнения можно привести пример сексуальной жизни партизанского отряда, она там тоже была, но на уровне – лишь бы были женщины. И – сексуальная жизнь Казановы, который искрился, перебегал с бала на бал. Проще говоря, сексуальная жизнь может быть разнообразной, но если один человек удовлетворяет свой голод хлебом, маргарином и молоком, то другой пользуется всей палитрой гастрономических ощущений.

- Но все-таки агрессивность и нетерпимость в нашем обществе появились еще до захвата Крыма и последовавшим за этим кризисом…

- Одной причины не бывает. Сложившаяся в России ситуация совсем другая, нежели у Украины. Кто-то связывает это с поведением власти, другие с последствиями экстремизма, и тем, что  в душах людей застрял страх. Иные считают, что генетически в нашей стране живут потомки либо тех, кто боялся, либо тех, кто преследовал и охранял боящихся. Не надо забывать и о том, сколько людей было просто убито, сколько убежало и уехало.

Как видите, это целый комплекс факторов, одной причиной объяснить нельзя. Но, безусловно, что есть и внутренние факторы – эндогенные. Они формируют следующее отношение: «я имею такую жизнь, потому что я сам такой».  Есть внешние – экзогенные. То есть когда человек думает, что у него такая жизнь, потому что он споткнулся в пятнадцать лет, получил три года тюрьмы, мать – проститутка, отец – алкоголик. Дескать, вот так сложилась жизнь. На самом деле, действует переплетение и тех, и других факторов.

Но я думаю, что есть очень много вопросов к власти, потому что власть в России очень серьезная вещь. Мы знаем, что в России  не может быть нарушена иерархия. Грубо говоря, я начальник – ты дурак, ты начальник -  я дурак. В Европе, которую мы сегодня ненавидим, мэры передвигаются на велосипедах, у президентов и премьер-министров нет кортежей и атрибутов царской власти,  губернатор не может быть царьком своей области.

У нас не обсуждается то, что говорит власть. Кремлю ничего не стоит принять любое решение. Дается сигнал совету федерации, госдуме, и – все. Остальное зависит от скорости курьеров, которые перевозят документы. Тактически это удобно, Но стратегически это печально для общества. Это движение не в сторону цивилизации, а в сторону Берега Слоновой Кости или Чада.

На мой взгляд, сегодня в России многое зависит от власти. Если бы были поданы сигналы совсем другого свойства, то не было бы криков: «Этих надо бить, а тех вышвырнуть». В российском обществе есть некая внутренняя готовность к агрессивности, изоляционизму, устройству общества по принципу: царь, боярин, опричники, и – до простых смертных. Это старомодная схема, но он действует безукоризненно.

В том, что происходит сегодня  есть и воля власти. Обывателей уже не смущает, что у нас есть не совсем психически уравновешенные депутаты, предлагающие бредовые идеи. Я вас уверяю, если из Кремля один разочек послышатся в их сторону окрик, то все маразматические инициативы прекратятся моментально. Они кажутся безумными, но очень хорошо понимают вертикаль власти. Однако, этих окриков нет, и поэтому мы имеем то, что имеем.

Например, популярнейший многолетний псевдореволюционер таскает за волосы в думе женщин, обливает соком людей, призывает своих помощников изнасиловать журналистку. Если бы хоть раз в его адрес послышалась мощная и жесткая реакция, то все прекратилось бы.

Обыватель подвержен механизмам, которые описаны, как психическое заболевание. Если есть инфекционное заражение, то есть и психическое. Особенно это касается людей, которые не самостоятельны в своих мыслях. Если они видят, как один политик таскает женщину за волосы, другой оскорбляет женщину, они понимают, что так можно себя вести.

Скажите, у нас в последнее время хоть одна политическая дискуссия велась ровным тоном, когда люди хотели бы послушать мнение оппонента, и может быть, даже задуматься: вдруг он прав? Нет же. Идет крик, визг, источается агрессия. Все это видит простой человек, для него все эти политики немножко высшие существа, начальники, и – он заражается этим. Потом мы еще удивляемся, почему у нас столько преступлений, почему новорожденных детей выбрасывают в мусоропровод, и это уже никого не удивляет.

- Как вы думаете, почему российские политики такие бесцветные, скучные и сексуально непривлекательные? На их фоне можно выделить разве что Ирину Хакамаду и убитого Бориса Немцова, который не стеснялся быть мужчиной…

- …и казаться плейбоем. Наверное, тут причина в естественном отборе. Еще Салтыков-Щедрин писал: «Если я выбираю следование за ветром начальства, то я не могу быть яркой личностью».

Если человек будет личностью, то он неудобен,  с ним, в лучшем случае, надо договариваться. Ведь лучше всего – дать команду, но такой человек в худшем случае будет не согласен, и иметь свою точку зрения. Это вызывает слишком много хлопот. Если выстроена система, где верхний командует нижними, то в нее обычно встраиваются исполнительные, иногда умные,  но не яркие и без собственного творческого критического потенциала.

Психология и психиатрия учат, что в человеке главными являются два компонента. Творческий, или то, что сегодня называют креативом. Второй – критический, когда человек критически оценивает все, что ему говорят близкие, соседи, правители, оппозиционеры, начальник жилконторы, любимый певец.

Творческий потенциал – это особая часть психики, она сегодня есть у небольшой части людей. Причем, если быть откровенным, то могу сказать, что творческие люди чаще встречаются в оппозиции, потому что они идут поперек течения. Но при заострении  они могут превратится в психопатов. Они почти всегда очень яркие люди, но это уже патология. Психопат не будет просто так подчиняться, он будет идти наперекор всему. Это уже тип подозрительного оппозиционера, потому что его деятельность  может мотивироваться не убеждениями, а болезненной психикой.

Масса – малотворческая, неинтересная, с пониженным критическим мышлением почти всегда поддерживает любую власть. Яркие и интересные люди, иногда патологические, почти всегда против любой власти.

- Валерия Новодворская говорила, что интеллигентный человек всегда должен быть в оппозиции к власти…

- Так считалось, по крайней мере, в России. Но не стоит забывать, что все зависит от того, какая власть. Например, власть в Южной Корее, где можно быть членом оппозиционной партии. И – власть в Северной Корее, там она совсем другая, и интеллигентный человек будет против нее.

Если власть сменяемая, выборная, возможно, с очень многими дефектами, но суды все-таки неподкупные, то у человека есть выбор. Он может поддерживать ее, может быть против нее, или находиться в центре. Например, сегодня мы знаем, что антифашисты в Германии поступали правильно, но их было подавляющее меньшинство.

- Президент Путин летает с птицами, спускается в бездны моря, говорит с рыбами и тигрицами. Образ, созданный пропагандой говорит о том, что он чуть ли не супермен.  Тем не менее, он уже два года разведен, и никого не смущает, как такой мужественный лидер страны, демонстрирующий обнаженный торс, живет один. Причем в то время, когда в стране пропагандируется культ семьи.

- Если отбросить моральные и эмоциональные оценки, то это холодный расчет. Он безошибочный.

У нас в России общественное мнение инфантильное, но люди в этом не очень виноваты. Мы ведь подышали свободой буквально несколько лет. До этого наша история – несвободная. То, что происходит сегодня трудно назвать свободой самовыражения.

В инфантильном сознании руководитель всегда будет царем, а царь – вождем. То есть присутствует апелляция к древним структурам нашей психики. Согласно племенным традициям вождь должен демонстрировать особые качества, которые на подсознательном уровне убеждают толпу, что это настоящий вождь. Например, разрывать на части барана, который, естественно, был заранее подрезан. Каким-то образом он мог прыгать выше других.

Если ответить на второй вопрос, то мне кажется, что это не случайно, не просто слухи, а как бы часть выстраивания имиджа. Всем известны слухи об интимной жизни вождя, то я не знаю, правда это или нет, однако, они циркулируют. Для инфантильного сознания – это тоже повышение рейтинга, а для образованных и думающих, которых меньшинство, смешно и нелепо.

Здесь нужно уметь балансировать. Полет со стерхами, обнаженный торс, пойманная метровая рыба – это одно. А если завтра он откроет новую Атлантиду – это уже будет перебор. Но направление правильное и четко психологически продумано: если большинство инфантильно, то на них это будет действовать, а меньшинство пусть хихикает в своем углу.

- Но разве не удивительно, когда с одной стороны, идет мощная пропаганда семейных ценностей, а с другой – разведенный одинокий лидер. Не стыкуется…

- Совершенно верно. Не стыкуется для тех, кто мыслит аналитически. Но более восьмидесяти процентов  людей даже не задумываются на этот счет.

Кстати, это второй развод правящего лидера в России. Первым был Петр Первый, больше никто не позволял себе разводиться, несмотря на то, что могли жить с другими женщинами. Впрочем, это может говорить о набранной силе. Дескать, я уже настолько силен, что могу позволить себе то, что вроде и не надо.

- И плевать на общественное мнение?

- Общественное мнение этого не замечает. Голый торс, определенные манеры, сленг и поведение  перекрывают все.

Сегодня очень модно говорить: «Россия встает с колен». Тем, кто умеет размышлять, это трудно понять. Дальний Восток мы можем потерять – уже отдали его часть в аренду китайцам. Через сорок лет они могут провести такой же референдум, как в Крыму, и все будет легитимно.

Страна потеряла союзников. Экономика у нас печальная, прибитая гвоздями к нефти, а цена на нее падает, и жить мы стали хуже. Все аналитики – прокремлевские и антикремлевские – говорят о том, что будет только сложнее. Так в чем тут вставание с колен? Я не понимаю. Разве мы были кем-то унижены? Или были в плену? В чем было унижение?

Для многих людей это связано только с одним: мы стали вести себя в отношении Запада более жестко. То пальцем погрозим, а то кулаком. Для многих это кажется вставанием с колен. Но по логике это неправильно.

- Культуролог Ярослав Могутин объяснял склонность русских к тесноте – в транспорте и очередях – нехваткой секса. Насколько он прав?

- В этом есть какая-то заметливость, но это не так. В свое время пытались объяснить стремление к авторитаризму в России тем, что  дескать, есть русская традиция туго пеленать ребенка. Действительно, на Западе младенца пеленают так, что его ручки остаются наружи, и он ими машет. В России пеленают с ручками, и первое что получает человек, приходя в мир – несвободу. Это остроумно, но нелепо настолько, что даже возникло такое название: пеленочный детерминизм.

То, что вы описали – тесноту в транспорте и очередях, безусловно, присутствует. Но это  от несамостоятельности и отсутствия представления о том, что личность имеет право на свое пространство. В социальной психологии есть такое наблюдение, что в определенных культурах существует разное количество сантиметров между людьми, когда они стоят в очереди. В Европе всегда есть некое пространство между человеком и человеком. У нас есть желание насесть на спину другому, а мне насядет другой. Что вы хотите, это просто измученные люди. Они генетически вечно в очередях. Поэтому это связано с особенностями культуры, но не секса. Это всего лишь точка зрения культуролога.

Интересно другое. Если говорить о сексе, то существует очень много мифов. Например,  об особой сексуальной нравственности в России. Многие люди искренне представляют себе российское прошлое как непорочных девушек в  белых одеждах, водящих хороводы вокруг озер, хотя  описанные историками элементы их реального сексуального поведения сегодня многими могли бы трактоваться, как отклоняющиеся от нормы.

Кроме того, существуют внешние и внутренние факторы. Внешние приводят к советскому пуританству, которое выражается в комичной фразе «У нас секса нет». Другие обстоятельства приводят к каше в голове. Когда дедушка с внучкой  лет десять-пятнадцать  назад шли по Невскому проспект, и натыкались повсюду на глянцевые журналы с раскоряченными позами, то это можно считать прорывом в сравнении с  пуританством, но в принципе это безобразие. Потому что не было регулирования продаж таких журналов.

То, что предлагается сейчас, похоже на поворот истории вспять. Есть идея запретить секс до брака. Мне было бы интересно узнать, каким образом это можно сделать? Просто крикнуть: «Мы запрещаем!»? А дальше? Где механизм исполнения такого закона? Это бессмысленно.  Зашвырнуть человека из  двадцать первого века в шестнадцатый можно только с помощью ядерной войны.

Сексуальное зависит от обстановки, в которой мы живем, и больше от культуры, чем от природы. Если измена жене равно измене Родине, как в свое время ядовито пошутил Чехов, то это одна история. Жить в культурной среде, где нормальным считается любой секс – хоть с животными, хоть с несовершеннолетними, хоть групповой – это другая история. Жить в среде, которая пытается развернуть человека к прошлым временам – третья история. Поведение людей очень чувствительно к обстановке.

 

- С одной стороны, у нас  любят говорить об особых нравственности и духовности, присущей только россиянам, и которые превосходят западные в миллионы тонн. С другой стороны, в том же «Вконтакте» группы «Русское порно» и «Русский инцест» имеют сотни тысяч подписчиков. Как вы могли бы объяснить такой феномен?

- Это двойная мораль, и ситуация говорит о том, что все это неправильно. Сегодня некоторые священнослужители пытаются заявлять, как в шестнадцатом веке, что секс должен происходить только в целях рождения ребенка. В таком случае, даже желающий иметь многодетную семью должен иметь в жизни десять-двадцать половых актов. Это нелогично, бессмысленно и нежизненно.

Но это просто заявления, а внизу бурлит истинная сексуальная жизнь, которая даже не провоцируется такими псевдонравственными вещами, и живет по своим законам. Это и есть двоемыслие: говорим одно, делаем другое. «Мы говорим Ленин - подразумеваем партия, мы говорим партия – подразумеваем Ленин».

При этом, вместо того, чтобы иметь нормальное общество, где четко определены законы сексуального поведения, происходит насильное вовлечение в секс-индустрию детей. Причем вовлечение буквальное – от насилия до подкупа. Я убежден, что такие попытки должны караться жесточайшим образом. Для этого должен быть закон.

Но если два взрослых человека решают чем-то заниматься в спальне, то государство в это не должно лезть. Это бессмысленно, бесперспективно. Взрослых такие попытки раздражают, а у подростков вызывает другое желание – демонстрировать свою крутизну, ведь запретный плод сладок. В итоге в голове у них каша.

Кроме научно-педагогической деятельности, я еще консультирую людей. На прием может прийти, например, мужчина 26 лет, совершенно здоровый, но он не может начать сексуальную жизнь только из-за повышенной робости, неуверенности, низкой самооценки, страха отказа. Вслед за ним может зайти пятнадцатилетняя девочка, у которой уже было пять абортов, у нее есть опыт группового секса, она  параллельно ведет сексуальную жизнь с несколькими сексуальными партнерами, и считает это совершенно нормальным. Вот вам иллюстрация того, когда очень много кричат о нереально высоком и нравственном поведении.  На самом деле где-то внизу идет нормальная человеческая жизнь, а у людей в голове каша – они не понимают, что есть нормально, а что ненормально. Тем более, когда взрослые дяди говорят, что до брака нельзя иметь секс, а их сверстница и подружки делают все наоборот.

- Некоторые ваши коллеги утверждают, что среди относительно молодых людей падает активность сексуальной жизни. Насколько они правы?

- Этого я не знаю. Статистики на этот счет нет, и можно только прикидывать. Но если говорить о росте импотенции, то это может быть связано с объективными причинами – алкоголь, наркотики, стрессы. Но в то же время можно сказать, что сто лет назад шестнадцатилетний юноша был на десять сантиметров ниже современного, и состояние здоровья у него было хуже, потому что он не ел полноценной еды, не получал витаминов.

Сегодняшняя сексуальность зависит от сегодняшних проблем. Безусловно, это алкоголизация, наркотизация. Третье – стрессы, потому что  в нашей жизни много нервных ситуаций. В советское время  человек знал, что его ждет – школа, институт, потом работа. Сегодня люди с высшим образованием становятся менеджерами и продавцами. Людям непонятен карьерный рост, непонятна материальная сторона жизни, непонятна политика. Сегодня наше общество излишне агрессивно, в нем много ненависти, но разве при таком уровне жизни человек может быть расслаблен и счастлив?

Еще один момент. В сексуальной  сфере нет ориентиров, потому что нет сексуального просвещения. Кто законодатель мод в одежде? Дизайнеры. Кто законодатель моды в прическах? Парикмахеры. Кто у нас законодатель мод в сексуальном поведении человека? Депутаты и чиновники. Но, простите, если у меня сломался унитаз, и я позову его чинить математика, то обо мне подумают, что у меня проблемы с головой. Потому что нормальный человек вызовет сантехника. Но если мы говорим о сексуальном просвещении, чтобы дать взвешенные знания будущему нашей страны – подросткам,  то для этого приглашаем кого угодно, только не психологов и сексологов.

- В начале двухтысячных годов Игорь Кон говорил,  что в стране нет сексуального воспитания молодежи. Что-то изменилось за эти десять лет?

- Нет.

В последние годы советской власти министерством образования был издан приказ об обязательной для старшеклассников двенадцатичасовой программе «Этика и психология семейных отношений». Двенадцать часов – это мало, но это было обязательной дисциплиной.

Затем пришло новое время. Был объявлен тендер на лучшую программу по сексуальному просвещению. Она должна была начинаться с младших классов, потому что у учеников этого возраста могут быть вопросы на уровне «откуда берутся дети?» и все такое. Постепенно, взрослея, школьникам начали бы рассказывать о психологии мужчин и женщин, ответственности. Это не просто рассказ, как пользоваться презервативами.

Логика подводила к тому, что в последнем классе, когда – к чему скрывать? – многие подростки уже имеют опыт сексуальной жизни, если мы говорим о шестнадцати-, семнадцатилетних людях, можно было бы говорить о контрацепции, про СПИД, которым в России больны уже полпроцента населения. Представляете, что такое полпроцента? Семь с половиной миллионов человек. И еще есть тенденция роста.

В середине девяностых годов министерство образования России организовало тендер на лучшую программу сексуального просвещения в российских школах. Было отобрано три варианта, один из которых составлялся моим покойным другом и коллегой, профессором  Сергеем Агарковым совместно со мной. Все эти три варианта были оценены ведущими специалистами смежных отраслей науки как безусловно логичными, научно-обоснованные и соответственно полезными.

Но в 1996 году началась атака на них, и министерство сделало шаг в сторону: «Подождем». Так и ждут с того времени.

Полтора года назад министр образования сказал: «Мы начинаем систему сексуального просвещения». Прошло полтора года, и – ничего не начинается. На мой взгляд, это безобразие. Природа не терпит пустоты. Если есть потребность, то человек тем или иным образом ее удовлетворит. Если я охвачен жаждой, а мне не дают пить нормальную чистую воду, то я напьюсь из лужи. 

По всем социологическим опросам, сегодня основным источникам информации о сексе, которая формирует человека, для детей являются сверстники и интернет. На первом месте все равно сверстники. Прыщавый Коля расскажет мальчику, который младше его на год или полтора, что и как нужно делать, а тот будет слушать с открытым ртом.  Еще были энтузиасты, которые приносили в школы фаллоимитаторы и говорили: «Дети, сейчас я буду учить вас надевать презерватив». Это идиоты, которые только помешали системе формирования нормальной человеческой сексуальности у подростков.

В тех странах, где есть сексуальное просвещение, подчеркиваю -  научное, где оно работает десятилетиями, гораздо меньше изнасилований, нежелательных беременностей, замедляется тенденция роста СПИДа. У нас ситуация с этим зависла.

Тому ребенку, у которого  продвинутые  родители, и у них есть контакт, повезло. Но ведь так не у всех. Многие родители говорят: «Мы боимся говорить с ребенком на эту тему. Мы сами не все знаем».  А сколько семей, где мальчиков воспитывает только мама, и  она не может с четырнадцатилетним мальчиком обсуждать такие темы. Сколько еще неблагополучных семей, совершенно неграмотных в этом смысле.

Если с семьей не получается, то остается литература.  Согласен, что ее много, но среди нее тоже есть дрянь. Как ребенку разобраться без поводыря – что лучше, а что хуже? В интернете есть интересные вещи, но есть полная чушь.

В итоге ребенок предоставлен сам себе. Правда, еще есть подъезд с мусорными бачками, около которых можно вести задушевные беседы со сверстниками.

- Вас не смущает доступность порнографии в интернете?

- Смущает, если она доступна несовершеннолетним, для взрослых она безопасна. Нет ни одного взрослого, который хотя бы раз в жизни не смотрел порножурнал или порнофильм. И – ничего, с ума не сошел, не стал сексуальным извращенцем. Порнография может стать проблемой для одиноких, они могут стать зависимыми, и вместо того, чтобы общаться с другим полом, могут смотреть ее и сбрасывать напряжение.

Для полноценного взрослого человека порнография не плюс и не минус, а для подростка может стать большой проблемой. Потому что сложнейший мир чувств и отношений между мужчиной и женщиной они могут свести только к механике движений на уровне гениталий. Это опасно.

Мне кажется, здесь  большую роль должна играть ответственность родителей. Выковырять порно из интернета почти невозможно, но ограничение доступа к нему подростка зависит от них.

- Священнослужители сегодня в школе стали рядовым явлением. Как вы думаете, могут ли сказаться на психике ребенка религиозные предрассудки, которые прививают им священники?

- Я отношусь с большим уважением к искренне верующим людям. Подчеркиваю – искренне верующим. То, что мы видим сегодня – требования церковью новых земель для строительства храмов, что лишит людей последних скверов, где можно погулять с ребенком, к истинной религии, как мне кажется, никакого отношения не имеет. Это стяжательство, можно сказать, хотя мы знаем, что РПЦ имеет свои корни в этом вечном споре нестяжательного со стяжательным – иметь имущество или не иметь?

Внедрение церкви в светские школы мне кажется не искренним движением души некоторых людей, а некоей программой для обеспечения иметь как можно больше зданий.

Мы почему-то забываем, что в конституции записано, что у нас светское государство. Почему тогда в светских школах пытаются сделать обязательными религиозные уроки? Мне кажется, в школах было бы полезным знакомство детей с мировыми религиями. Чтобы дети понимали, что есть христианство, его ответвления, ислам и так далее.  Непонятно Почему на таких уроках должны  преподавать священники непонятно, когда есть религиоведы и культурологи.

При этом можно понимать, что семья может быть религиозной, и ребенок соответствует семейному культу. Но есть же воскресные школы при храмах, мечетях, синагогах. Почему надо залезать в светское образование обязательной программой?

 С одной стороны, им будут преподавать теорию Большого взрыва, согласно которой возникла Земля, астрофизические теории, а параллельно батюшка будет рассказывать, что вселенная была создана за семь дней. Мне непонятно, как это будет совмещаться в головах у детей. Они все-таки еще дети.

- Кроме этого, они еще будут навязывать религиозные предрассудки о сексуальной жизни…

- Безусловно. Религиозный взгляд с имеет право быть, он существовал и будет существовать, но он плохо сочетается с научным взглядом. Если наша школа лишится научного подхода, то она превратится в церковно-приходскую. Или она должна быть с изучением религии как некоего факта, но без обязательной религиозности как таковой.

- Организация «Дети 404»  была закрыта, так как власти посчитали, что она  пропагандирует гомосексуализм, хотя сама организация вроде занималась другим. Как вы считаете, где грань, когда кончается  благое дело, и начинается пропаганда?

- Я считаю, что история с геями в нашем обществе неадекватна происходящему. Меня пригласили в качестве эксперта, когда в Санкт-Петербурге принимали закон о запрете пропаганды гомосексуализма. К сожалению, на его принятие не повлияло мнение и других экспертов. Все «борцы» с геями исходят из того, что гомосексуалы – как мужчины, так и женщины – ответственны за свое гомосексуальное поведение. Это близко к религиозному представлению греха. Воровство – грех, поэтому нельзя воровать. Зависть – грех, поэтому не смей завидовать. Гомосексуальность – грех, поэтому нельзя иметь влечения к людям своего пола. Но ведь они на девяносто процентов такими рождаются, а не становятся. Тогда грехом можно назвать и очки. Или – «почему ты блондин, а не брюнет»? Это совершенно нелепо с научной точки зрения.

По большому счету, если говорить о рекламе, то большей рекламы геям никто не делал. Еще лет десять назад не каждый старшеклассник понимал слово «гомосексуалист». Сегодня это слово стало понятным на уровне «чайник», «кружка», и вызвало нездоровый интерес к этим людям.

Что бы мы не делали с гомосексуалами – поощряли  их, или мучили – количество будет примерно одно и то же. Это зафиксировано во многих странах, где налажена статистика.

Кроме этого, ни один настоящий гомосексуал не был вовлечен. Известны случаи, когда люди прекращали гомосексуальное поведение и пытались стать гетеросексуалами. Чаще всего это были не истинные гомосексуалы. Многие из геев имеют семью и даже ребенка, но все равно их истинная страсть в гомосексуальной сфере.

Как можно бороться с пропагандой не очень понятно. Если бы в школу пришел человек и сказал: «Дети, гомосексуализм – это прекрасная вещь, надо этим заниматься. Сейчас вас научу этому», то такого человека надо изолировать, потому что он больной.

Под пропаганду гомосексуализма попасть может что угодно. Герцен и Огарев давали клятву верности на Воробьевых горах, и при этом заключили друг друга в объятия и целовались. Согласно мнению нынешних активистов, Герцен и Огарев должны были  бы подвергнуты чудовищному штрафу или против них было бы возбуждено уголовное дело.

Недавно я видел в интернете ролик, как два парня в Москве провели эксперимент: взялись за руки и прошлись по улицам. Сколько было словесных оскорблений! Вот к чему привело повышение градуса ненависти – если кто-то не похож на меня, то его надо ненавидеть. Но это ничего не даст.

Более того, со стороны некоторых геев это тоже вызывает ответную агрессию. Если мы завтра объявим кампанию по дискриминации рыжих, то они  обязательно объединятся и проведут ответную акцию.

Но тут может быть еще история дымовой завесы, которая отвлекает нас от того, что растут цены жкх, проблемы медицины, падение доходов у населения.

- Западное общество терпимо относится не только к гомосексуалистам…

- Минуточку. У нас тоже.

- !?

- Гомосексуализм у нас был декриминализован – 121 статья Уголовного кодекса отменена. В советское время за него сажали. Поэтому, с точки зрения закона сегодня гомосексуалисты такие же люди, как все. если они совершают насилие, то понесут ответственность. Если вовлекут несовершеннолетнего – тоже понесут ответственность. За это, кстати, сажают и гетеросексуалов.

- Западное общество так же терпимо относится и к садомазохизму, зоофилии. На очереди педофилия?

- У нас тоже терпимое отношение к садомазохизму. Разве не садомазохизм, когда муж орет на  жену и ставит ей фингал, а она терпит? Реальный садомазохизм  - с повреждением тела, кровью – нигде не легализован.

- Но если вспомнить фильм «Секретарша»…

- По фильму судить нельзя. Если посмотреть наши сериалы, то вся верхушка у ментов продажная. Но разве у нас нет нормальных милиционеров? Нет, по фильмам судить невозможно. Это тоже сказки.

Педофилия нигде не легализована. Другое дело, что в некоторых африканских странах снижен так называемый возраст согласия. В каких-то странах можно вступать с сексуальные отношения с двенадцатилетней девочкой, и это не будет нарушением закона.

Недавно на одной дискуссии мне пытались доказать, что в Норвегии разрешен секс с семилетними детьми. Это бред.

В сексуальном поведении граждан есть только одна позиция – не нарушение закона. Все остальное трактовки. Мусульманам не нравятся женщины с открытыми плечами, атеистам – как одеты христианки, иудейки, мусульмане. Это вопрос общественных оценок и терпимости, но еще раз хочу сказать, что в поведении гражданина должен быть один регулятор – закон. Если он нарушается, то человек должен быть наказан.

- Сегодня медицина предлагает людям всевозможные препараты, позволяющие продолжение сексуальной жизни. Это опасно?

- Это привлекательно, и дает людям совсем другое качество жизни. Это сказки, когда говорят: «Наши деды и прадеды были богатырями, у них был секс до ста лет».  Да, Чарли Чаплин родил ребенка в 90 лет, но в то же время было девять миллионов человек, которые не дожили и до восьмидесяти, в его время умирали в среднем в возрасте пятидесяти пяти.

Если реально представить трех мушкетеров Дюма, то это были люди с гнилыми зубами, чудовищным запахом изо рта, а если учесть их приключения, то они были набиты гонококками, трихомонадами и были хроническими сифилитиками. Ничего хорошего в их сексуальной жизни, в смысле потенции, при таком образе жизни не могло быть.

Медицина действительно шагнула вперед, если говорить про «Виагру», которая дает возможность продлить сексуальную жизнь до шестидесяти-семидесяти лет. В этом плане качество жизни стало другим, но  делает человека зависимым не от себя лично, а от общества потребления и даже от кошелька. Препараты очень недешевые. Сейчас, если у человека есть деньги, он может заменить суставы, а раньше при поражении артрозом ходил скрюченным. Сегодня можно избежать инфаркта, поставив шунты. То есть человек может переремонтироваться. Но есть впечатление, что полноценной жизнью можно жить, если у тебя есть возможности и деньги. Можно поставить хрусталик в глаз, можно сделать новые суставы, поставить в сердце шунты. Но если такой возможности нет, то ты выпадаешь из общего развития. В целом, считаю, это замечательно, ведь люди стали жить гораздо больше, чем в прошлом.

- Насколько могут быть опасны препараты для продления сексуальной жизни?

- Если принимать их под контролем специалисты, то не опасны. Например, в США и Европе «Виагру» можно купить только по рецепту врача, а  у нас любой желающий.

Около девятисот миллионов мужчин во всем мире принимают эти препараты, но в то же время зафиксировано тысяча или  две тысячи смертей. Потому что они не подходят людям с высоким давлением, кардинальными проблемами сердца.

Любое достижение цивилизации требует бережного отношения. Изобрели самолеты и поезда – фантастика! Можно быстро передвигаться. Но самолеты иногда падают, а у поездов бывают крушения.

- Вы остались почетным членом украинской академии сексологических исследований?

- Да.  Почему нет? Последние два года контактов у нас нет, но формально она не закрыта. Раньше были совместные конференции. Я член редколлегий  многих научных журналов, в том числе и социологического на Украине.

- Не боитесь?

- Чего? Я же не член политсовета  партий. Думаю, что это те ниточки, которые потом свяжутся снова более прочно. Думаете, сегодняшняя ситуация навсегда? Я так не думаю. Более того, контакты, те, которые возможны, между учеными продолжаются. Более того, продолжаются торговые отношения России и Украины. Безусловно, они сокращаются, но ведь никакой войны не объявлено. Разве кто-то из наших политиков назвал Украину вражеским государством? Называют жестко тех, кто у власти, но не страну.

В прошлом было много конференций, изданных сборников. Сейчас практически ничего нет. Но формально я остаюсь членом академии. По крайней мере,  не получал никакого сообщения, что меня оттуда выкинули. Исключат – пожму плечами, но сам делать ничего не буду.







Реклама

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 17560

Подробнее