Наше общество хочет безумно развлекаться

Игорь Угольников / 116.ru, 2010-08-23, Ольга Ваганова
СМИ / опубликовано 02.09.2010



Игорь Угольников
Игорь Угольников появляется сегодня на экране редко, но зритель помнит его по юмористическим шоу «Оба-на», «Доктор Угол», «Добрый вечер». Вместе с Владом Листьевым и Константином Эрнстом Угольников стоял у истоков создания ОРТ. Его шоу «Оба-на» называли концом классического советского телевидения. Программы Угольникова прочно ассоциируется с перестроечной романтикой. Сегодня он руководит телерадиовещательной организацией Союзного государства.
– Игорь, вы почти 10 лет проработали на развлекательном ТВ. Ваши программы «Доктор Угол», «Оба-на» были очень популярны. Почему не нашли себя на новом телевидении, ведь многие шоумены 90-х продолжают успешную карьеру?
 
– Можно сказать, на новом телевидении я ушел за кадр. Организационная работа мне нравится больше. Сегодняшнее телевидение создается «на потребу публике». Как выясняется, без цензуры – а на нынешнем ТВ никаких запретов на пошлость не существует – стало понятно, из чего и из кого состоит наша публика. Наше общество хочет безумно развлекаться, все время ржать, страшиться чего-либо или неистово над чем-то плакать. Никто не хочет думать, чувствовать по-настоящему. Нынешнее ТВ в таком виде меня не устраивает. Есть ли смысл работать для трех процентов зрителей?
 
– А как же такие проекты, как «Большая разница», например? Пять лет назад в интервью вы называли отечественное ТВ косным, убогим. Сейчас ситуация оживилась, на ваш взгляд?
 
– Действительно, все эти программы – «Большая разница», «Прожекторперисхилтон» – очень качественные, и мне они симпатичны. Я считаю, что есть замечательные талантливые люди: Ваня Ургант, Гарик Мартиросян... Гарик, кстати, работал в моей программе «Добрый вечер» спичрайтером, и я очень горжусь, что сотрудничал с большим артистом. Артур Джанибекян – владелец «Камеди клаба» – работал в этой же передаче моим исполнительным продюсером. Так что в целом для нынешнего ТВ я свою задачу выполнил. Мало того, я огульно не оцениваю все телевидение. Канал моего друга Эрнста могу назвать достойным. Но это отдельные моменты.
 
– Как-то в интервью вы сказали, что телевидение 90-х делалось на романтике, сегодняшнее строится на жестких законах потребительского спроса. Как вам удалось завоевать такую популярность своими шоу, создавая их на одном энтузиазме?
 
– Тогда это было проще простого, потому что сравнивать зрителю было не с чем. И мы это делали не из желания заработать деньги. Мы делали это из удовольствия. Все, сделанное с удовольствием и азартом, точно так же и воспринимается.
 
– Вы несколько лет были продюсером обновленной версии телевизионного журнала «Фитиль». Почему передача, просуществовав 50 лет, все-таки закрылась в 2008 году?
 
– Во-первых, упал рейтинг. Людям совершенно не хочется смотреть про проблемы общества. Мало того, во многих сюжетах «Фитиля» люди угадывали себя, а на себя смотреть в сатирическом плане не хочется. Второе: сам «Фитиль» делался по старым лекалам; к такому формату зритель привык и ему наскучило. И в этом отличие нашего зрителя от американского. Американский, если привык к чему то и его этого лишают, – он беснуется, для него это как зубы почистить. А для нашего, напротив, привык – долой! Дайте что-нибудь новенькое. «Фитиль» бы развивался лучше, если бы это была жесткая политическая сатира, а таковая в нашем обществе сейчас невозможна.
 
– Невозможна из-за негласной цензуры или потому что актуальны другие формы критики, а не «эзопов язык»?
 
– К сожалению и однозначно, из-за негласной цензуры.
 
– Игорь, сегодня вы возглавляете Телерадиовещательную организацию Союзного государства России и Белоруссии . Административная должность, да ещё и связанная с политикой. Как вы, долгое время работая на развлекательных каналах, к ней пришли?
 
– Когда я работал в «Фитиле», председателем Счетной палаты был Степашин. Я в это время стал экспертом Счетной палаты по вопросам телевидения и культуры. И четыре года назад Степашин взял меня с собой в Минск и рассказал мне о том, что есть такая телевизионная структура Союзного государства, на которую уходят деньги, но никто ничего не делает. Когда мы разобрались вместе, возвращаясь в Москву, Степашин сказал: «Будешь руководителем. Это не обсуждается. Это приказ».
 
– Что вам удалось сделать? Большинство людей даже не знают, что существует такой Союз. А телевизионная компания должна популяризовать его деятельность.
 
– Результат абсолютно четкий. Я разобрался с компанией, создал телевизионный канал – РТО. 24-часовой кабельный канал, с новостями, абсолютно позитивный. О Союзном государстве и не только. И сделал фильм «Брестская крепость».
 
– Кто целевая аудитория канала?
 
– Целевая аудитория – люди, которые хотели бы какого-то позитива в социальной сфере и которых интересует будущее. И, конечно, это взрослые, думающие люди.
 
– Какие-то программы из того, что вы делаете, попадают на федеральные каналы?
 
– Мы составили большой пакет из программ, которые будем предлагать федеральным каналам. Пока не можем отдавать программы на коммерческой основе. Надеюсь, что в ближайшее время я изменю ситуацию.
 
– Получается, что канал вещает и в Белоруссии, и в России?
 
– В Белоруссии не очень охотно берут этот канал. У него есть следующая проблема: в Белоруссии он считается пророссийским и наоборот. Поэтому развивать канал людям, которые за это ответственны, не очень хочется.
 
– Имидж комика не мешает серьезной работе?
 
– Одно никак не связано с другим. Обычным людям достаточно того, что я демонстрирую. Не надо сравнивать юмор и административные обязанности. Очень хорошо, что я многогранен, и могу полноценно реализовываться в разных сферах.
 
А дома вы как проявляетесь: поддерживаете веселую атмосферу?
 
– Если выдается возможность (что бывает редко), спокойно, без спешки, провести время с любимой женой – забываю обо всем, даже о работе. При моей загруженности это ни с чем не сравнимое удовольствие, самая приятная роль.
 
– А в кино вы сейчас снимаетесь?
 
– Эпизодически. Хотя я думаю, что пауза моя затянулась. Пора выходить на экран. Рассматриваю разные предложения. Сейчас снялся в фильме «№13» в небольшой роли.
 
– Вы говорили, что будущее кинематографа за семейным жанром. У нас с ним как обстоят дела?
 
– Пока побед не особенно много. Будущее кино зависит не от самих фильмов, а от системы проката и количества кинотеатров. У нас с этим все плохо. Если усовершенствуется система проката, деньги, получаемые кинотеатрами, будут возвращаться продюсерам и прокатным организациям, то у нас появится возможность делать больше фильмов. В советское время это была индустрия, сравнимая с торговлей водкой и оружием. Надеюсь, получится повторить эту практику и в России. Тогда появится возможность видеть больше хороших, в том числе и семейных, фильмов.
 
 






Реклама

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 17541

Подробнее