Войти      Зарегистрироваться

Я делал все, что обещал

Артурас Зуокас / Daily Talking, 2013-10-10, Андрей Морозов
Общество / опубликовано 04.11.2013 / Комментарии (0)



Артурас Зуокас
Лучшим способом борьбы с коррупцией мэр Вильнюса считает прозрачность работы администрации. О своем уникальном методе борьбы с неправильной парковкой, журналистском прошлом и почему у него нет охраны, он рассказал в интервью. 

 

- Господин Зуокас,  вы, как и ваш коллега в Риге, Нил Ушаков, в прошлом журналист…

- И, между прочим, у меня были хорошие друзья из Питера среди журналистов. Один из них фоторепортер Феликс Титов. К сожалению, он погиб в Чечне.

- А где вы работали журналистом?

- В основном, это были иностранные компании. Например, ITN.

- Вы были стрингером?

- Можно и так сказать. Бюро компании было в Москве. Также работал и для литовской прессы – газет, телевидения. Иногда писал статьи для русских газет.

- Помогает  журналистское прошлое?

- Бесспорно. Политики часто забывают,  прежде, чем делать заявление, то нужно ссылаться, как это делает профессиональный журналист,  минимум на два источника. Политики же часто ссылаются на мнение одной стороны. Мне важно знать, что думает не только одна сторона, но и вторая, но лучше и третья.

Как военный корреспондент я работал в Ираке во время войны 1991 года, был два раза в Багдаде.

- Сколько лет вам было тогда?

- Двадцать с чем-то. Я был студентом второго курса. Когда учился на первом курсе,  работал в Грузии во время  начала конфликта между абхазами и грузинами. Сделал интервью с Гамсахурдиа. Полгода провел в Нагорном Карабахе. Бывал в Чечне, делал интервью с Дудаевым. Потом довелось побывать в Приднестровье, где встречался с генералом Лебедем. Да и в Москве был во время путча 1993 года. Вместе с Руцким был в Белом доме, когда его начали обстреливать.

- Слышал, что местные журналисты называют вас популистом. Не обидно?

- Знаете, со временем приходят понимание, что есть много людей, особенно в политике, которые умеют красиво говорить, предлагать много инициатив, но  все-таки главное - это когда за словами следуют дела. Или не следуют. Я думаю, что сегодня каждый житель Вильнюса может ощутить материально все, что я обещал сделать, как мэр. Если я говорил: «Мы сделаем то-то»,  то мы делали. А ведь в то, что моя команда сможет реализовать эти планы, не верили даже близкие мне люди.

Мне кажется, всегда должна быть какая-то яркая идея. Она зажигает других. Только так можно добиться успеха. Я даже сказал бы, что на сегодняшний день в местной политике я самый главный реалист, потому что все мои обещания воплощаются в реальность.

Конечно, разные проекты имеют всегда сторонников и противников, последних всегда больше. Нужно время, чтобы люди поняли твою правоту, и что все предлагаемые проекты были проанализированы и рассчитаны, и это будет развивать город. Но признаюсь, что сегодня я мало вижу политиков, не только в Литве, а вообще,  даже на мировом уровне, с амбициями на продвижение вперед своих городов или стран. В основном, политики стараются поддакивать массам.

- Или - большинству?

- Да, скорее большинству. Такая политика не имеет хорошего будущего. Она хороша на данный момент,  сиюминутна, но не направлена в будущее.

Мне  понравилось, как один журналист назвал меня романтиком с железной логикой.

- В ютьюбе есть ролик, где вы  давите на транспортере неправильно припаркованную машину на центральной улице  Вильнюса. Для чего понадобилось это делать? Стоило  давить дорогую иномарку?

- Как мэр я вижу какие проблемы есть в городе, и должен найти способ их решить. Например, заметил, что машины стали ставить на тротуарах, велосипедных дорожках,  в парках. Это уже считалось почти нормой. Тогда я понял, что это серьезная проблема, и мне показалось, что для того, чтобы  решить ее нужна шоковая терапия, и научить людей  думать по-другому.

Как обычно начинают бороться с неправильной парковкой? Привлекают полицию, штрафуют. Это дорого и занимает много времени, и не всегда дает результат, да и коррупция  начинается. Я всегда считал, что многие жители нашего города, в принципе, хорошие люди, но они просто подзабыли правила хорошего поведения, и как нужно жить в городе.

Нужна была хорошая идея, которая эффективно решила бы проблему – показал, что будет с каждой машиной, которая неправильно припаркована. Этот проект я назвал социальной провокацией. Мне показалось, что так будет проще донести до людей мысль, что парковка автомобиля на велосипедной дорожке, под знаком или в парке – это плохо. Я мог бы написать об этом тысячи статей, но их никто не стал бы читать. Мог бы выступить по телевидению, но такие передачи никто не смотрит, потому что людям не нравится, когда их учат жить. В итоге об этой акции стали говорить не только в Литве, но и во всем мире.

- И что, парковаться стали меньше?

- Конечно. Но за этим следуют и другие меры. Мы не можем напрямую диктовать полиции, что ей делать, но просим, чтобы она контролировала ситуацию с парковками. Самое главное, что люди поняли, что ставить автомобиль на пешеходном тротуаре нельзя. Горожане теперь стали  моими помощниками, и если заметят неправильно припаркованный автомобиль, то говорят владельцу: «Сейчас приедет мэр на танке и раздавит твою машину». Если владелец не слушает их, то они звонят в полицию.

Еще мы раздаем людям наклейки для таких  случаев, но они не такие грубые, как я видел в России, а с юмором. Кулаком проблемы не решить, надо с юмором. Это помогает. Тот, кто неправильно паркует свой автомобиль, знает, что поступает неправильно, и будет чувствовать себя некомфортно.

- Кто заплатил за машину, которую вы раздавили в ролике?

- Я заплатил.

- И сколько она стоила?

- Недорого. Но самое удивительное, что когда мы видим неправильно поставленную машину, то, как правило, это будет дорогая и большая. Это же некий месседж: «У меня большая  и дорогая машина, значит, у меня больше прав». Но я считаю, что если человек состоятельный, то у него должно быть больше ответственности.

- Вы сказали: «Когда я вижу проблемы в городе». Как вы их замечаете?

- У меня кабинет на последнем этаже самого высокого здания в Вильнюсе (смеется).

- Но обычно сверху меньше видно, что внизу…

- На самом деле, я не так высоко нахожусь, чтобы не видеть проблем. Я очень много общаюсь в социальных сетях – у меня есть фейсбук, твиттер. Мне пишут люди про свои проблемы, и моя администрация их просматривает. Если она узнает о какой-то проблеме, то решает ее.

На официальном сайте городского муниципалитета мы создали специальную программу «Проблемы города». Любой может войти в этот раздел, и написать, например, о том, что на такой-то дороге открыт люк канализации. Этот сигнал тут же становится поручением для определенного подразделения нашей администрации, и она берет этот вопрос под контроль. Если вопрос оперативный, то он  решается оперативно. Таким образом, я получаю помощь горожан, да и им это тоже нравится. Они чувствуют ответственность за свой город.

- Пишут много?

- Много. За год уже зарегистрировано почти четыре тысячи заявлений.

- Ваш коллега в Риге  Нил Ушаков ходит пешком по городу. Это  тоже помогает замечать проблемы, лично.

- Во-первых, у меня нет служебного транспорта.  Весной и летом я еду  на работу на сигвее, вы его, кстати, могли видеть на первом этаже, он там стоит. Если что-то замечаю по дороге, то могу остановиться, узнать, что случилось.

- Вы едете один? Без охраны?

- У меня ее нет. У  нас ведь безопасный город. На сигвее я езжу уже шесть лет. Если надо поехать на совещание в микрорайоне, то для этого есть микроавтобус, еду вместе с чиновниками.

Кроме того, все работники администрации, особенно директора департаментов, знают, что я могу позвонить им в любое время дня и ночи, включая выходные.

- А если у директора департамента будет отключен  телефон?

- Если не ответит, то напишу его мобильный в фейсбуке, пусть ему жители сами звонят. Или позвоню его жене.

- Правда, что долг Вильнюса равняется его годовому бюджету?

- Правда.

- Это последствия кризиса?

- Нет, это последствия планирования городского бюджета, который на сто процентов зависит от парламента. Во время недавнего кризиса правительство много финансовых проблем перекинуло на плечи местных самоуправлений. Так как вильнюсские плечи самые широкие, то нам достались самые тяжелые вопросы. Тут есть и элемент политики.

 Прошлое правительство было немного популистским, и региональные программы решало за счет столицы. Вильнюс самый большой производитель национального ВВП – сорок процентов. Но из всех налогов, которые платятся в Вильнюсе, городскому бюджету достаются 42 процента. Для сравнения, в Риге   восемьдесят.

В результате такой политики,  последние годы город был вынужден постоянно обращаться за кредитами в банки. В прошлом году мы подали в суд на правительство, и наше дело ждет своей очереди в Конституционном суде – самоуправление Вильнюса против правительства.

- И что вы требуете от ответчика?

- Чтобы нам компенсировали наши расходы и те кредиты, которые город был вынужден брать. Миллиард литов – это не просто долг, а результат правительственной политики, и ровно столько потерял город от нее. Это доказано экспертами. Если мы выиграем хотя бы половину суммы, то решим большинство накопившихся проблем.

Нынешнее правительство проводит уже другую политику, и  хочет повысить уровень процентов собранного  подоходного налога на территории самоуправления  в местном бюджете. Возможно, это будет 48 процентов. Если это будет, то  городской бюджет увеличится, мы сможем решать проблемы с кредиторами.

С другой стороны, Вильнюс можно назвать «городом-донором», и он платит, как я уже сказал, больше всех налогов остальных городов  в республиканский бюджет.  На налоги вильнюсцев  поддерживаются и другие самоуправления, которые не имеют возможностей обеспечивать себя сами. Но нельзя же постоянно пить кровь у «донора».

-  Как у вас идет борьба с коррупцией?

- Популярная тема для политиков. Наша администрация очень открытая, а открытость самый лучший способ борьбы с коррупцией. Полностью ее не избежать, ни в одной стране ее еще не победили.

Могу привести примеры  прозрачности работы администрации. Вы приходите  и пишите заявление, чтобы соответствующая служба подготовила, к примеру, чертеж вашего участка. Ваше заявление тут же попадает в электронную базу данных, и вы можете следить за его прохождением. То есть заявление получает специальный код, и вы можете видеть на сайте в интернете,  кто его уже подписал, а кто   не подписал. На рассмотрение каждого заявления дается определенное время, и если оно не рассматривается вовремя, то это будет отмечаться красным цветом. Вы можете позвонить исполнителю, и спросить: почему до сих пор не рассмотрено мое заявление? Если реакции не последует, то можно обратиться к вышестоящему начальнику по телефону или написать ему электронное письмо.

Все аукционы проходят у нас публично. Если участник не может присутствовать лично, то наблюдает за ним по веб-камере.  Кроме этого, на торгах присутствуют наблюдатели, которые обязаны подписать «Декларацию образцовой репутации». Если станет известно, что кто-то из участников аукционов нарушил эту декларацию, например, подкупал чиновника,  то администрация имеет право в будущем не допускать его к участию в публичных тендерах.

Кроме того, чтобы пройти в администрацию, нужно зарегистрироваться. Без специального пропуска в нее не пройти. У нас есть установка: служащие должны наблюдать – не часто ли приходит адвокат или бизнесмен к такому-то чиновнику?

- А, может, он просто лоббирует чьи-то интересы?

- Может быть, но пусть это будет в разумных пределах. Зачем приходить к чиновнику десять раз подряд? Этот факт нам уже не нравится.

- В России почему-то считают, что для того, чтобы чиновники не воровали нужно платить им большую зарплату. Зарплаты ваших чиновников влияют на их честность?

- Я сказал бы, что большие зарплаты, как правило, ничего не решат и не влияют на коррупцию.  Это можно  наблюдать и на примере больших частных компаний. Там люди вроде и миллионы получают, но все равно и там воруют. Я думаю, что зарплата должна быть такой, чтобы на нее можно было нормально жить, ценить свою работу.

- Но у вас не очень большая зарплата…

- Я пришел в политику из бизнеса, и очень успешного бизнеса. У меня и сейчас есть возможность получать хорошие доходы от него.  Мне платят зарплату соответственно законам, но она для меня не важна,  потому что я и так обеспеченный человек.

- А сколько получают чиновники вашей администрации?

- В среднем, начальники высокого ранга получают тысячу евро. Средняя зарплата у чиновников восемьсот евро. Может, кому-то это покажется мало, но у такой работы есть преимущества - стабильная работа и хорошие условия. Я хотел бы платить некоторым своим работникам побольше, но не имею такого права по закону.

- Меня приятно удивило качество дорог в Вильнюсе. Как вам удалось решить эту проблему?

- Даже в советское время Литва славилась своими дорогами. У нас были очень хорошие организации, которые умели строить  их и следить за состоянием. Сегодня мы получаем немало денег от Евросоюза для ремонта и строительства дорог. Я уже говорил, что бюджет Вильнюса составляет миллиард литов, это не так много для столицы. Половина этой суммы поступает от Евросоюза в качестве грантов, которые мы обязаны использовать для разных проектов, связанных с городским хозяйством, в том числе и для объездных дорог.

- Какую  проблему в городе вы считаете самой важной?

- Проблема единственная – деньги. Были деньги, мы решили бы все остальные проблемы.

Сейчас главной проблемой я назвал бы общественной транспорт. Мы должны сделать его более качественным. Мы уже ликвидировали «маршрутки».

- Зачем?

- Получалось так, что пассажиров с льготами перевозил общественный транспорт, и мы платили за них из бюджета, а тех пассажиров, которые могли сами заплатить, забирали «маршрутки». Это нечестная конкуренция. Получалось, что государству доставались проблемы, а частному предпринимателю «сливки».

Сегодня уже есть отдельные полосы для городского транспорта, чтобы он не стоял в пробках. Одно дело, когда вы едите на работу, и, попав в пробку, сидите   в своем «мерседесе» и слушаете музыку, но другое дело, когда вы стоите в троллейбусе.  Теперь все больше людей выбирают общественный транспорт,  это дает бюджету дополнительные доходы. Но нам нужны новые трамваи, электрические автобусы. Я и сам часто езжу на общественном транспорте, потому что мне не стыдно ехать на нем. Общественный транспорт должен быть не для тех, у кого мало денег. Пусть и богатые люди пользуются им, потому что он удобнее.

Вы, наверное, заметили на улицах оранжевые велосипеды? В первый раз я попробовал внедрить их  обменную  систему в 2001 году. Тогда не получилось.  Но сейчас  все больше замечаю, что этими велосипедами пользуются бизнесмены, владельцы отелей, банкиры. Это удобнее – не нужно искать место для парковки автомобиля. Вы берете велосипед в одной точке города, а возвращаете в другой. Мне кажется, в этом будущее современного города.

- В  Старом городе  Вильнюса можно часто встретить пластиковые окна на фасадах дореволюционных домов. В Риге такие окна запрещены законом…

- У нас это тоже считается нарушением правил. Они были приняты в 2004 году, и, видимо, такие окна остались в тех домах, которые были отремонтированы до принятия такого закона. Но уже сейчас готовим  специальное постановление, где будет сказано, что новый владелец квартиры будет обязан все переделать.

-  У Петербурга и Вильнюса есть похожая проблема – старый жилой фонд. Как вы решаете проблему его ремонта?

- К сожалению,  после кризиса  по этому поводу у нас нет никаких программ. С 1999 по 2006 администрация помогала реставрировать фасады в старом городе – оплачивала пятьдесят процентов расходов. Это касалось не только фасадов, но и фресок, специального декора, ремонт которого стоит дороже.

Думаю, что в следующем году мы начнем эту программу заново, чтобы помочь жителям, то есть частным лицам, а не компаниям, отремонтировать свои дома.

- А как заинтересовываете бизнесменов?

- На какое-то время снижаем им налог на недвижимость. Дома в Старом городе имеют более высокую цену, и поэтому те, кто инвестируют в их реставрацию, как правило, окупают свои вложения.

- Вы были членом партии, но потом то ли вышли из нее, то ли остались…

- Сейчас я где-то между. В Литве можно участвовать в выборах, не будучи членом какой-либо партии, но можно быть участником общественного движения.

- Насколько я знаю, в городском парламенте представлено семь партий, и ваша в меньшинстве.

- Около двадцати процентов депутатов члены нашей партии.

- Насколько политика влияет на вашу деятельность, как мэра?

- Политика требует компромиссов. Каждая партия, представленная в городской Думе имеет свою программу, свои приоритеты. Наша партия состоит в коалиции с четырьмя другими партиями («Избирательная акция поляков Литвы», «Партия труда», «Социал-демократическая партия Литвы» и партия «Порядок и справедливость»), и для меня, как ее лидера важно находить общий язык с оппонентами. К счастью, мы находим его. Иногда компромиссы бывают не сторону качества, а носят политический характер. Но такова реальность.

- Я правильно понимаю, что если ваша партия в меньшинстве, то вам часто приходится уступать противникам?

- Не совсем так. Наша  партийная фракция  входит в коалицию, которая самая большая, и поэтому у нас больше голосов. Но коалиция тоже требует консенсуса. Если некоторые ее члены будут возражать против какого-то решения, то мы не можем выдвигать его на заседание думы.

-   Мэр Вильнюса  выбирается из числа избранных депутатов городской думы. Почему?

- К сожалению, это так. Наши политические партии не хотят, чтобы мэр выбирался всенародно. Если это будет так,  то он будет достаточно свободным, и не будет зависеть от партий.

- И это при вашей-то, западной демократии?

- Да, это при нашей демократии. Политические партии хотят, чтобы мэр выбирался по партийным спискам. Тогда они смогут влиять на его решения.

Но уже сейчас  в парламенте  раздаются требования о том, чтобы в 2015 году мэр выбирался всенародно. Я и сам поддерживаю такие выборы, и восемьдесят процентов населения тоже хотят, чтобы мэр мог быть свободным от влияния  политиков из городской думы. Для этого нужно изменить конституцию, а это процедура непростая. Это зависит от политиков, а на словах они тоже говорят, что за прямые выборы мэра. Правда, на деле все остается так, как было.

- Мэрия Вильнюса располагается в новом современном высотном здании. Это ведь была ваша идея?

- Да. До этого администрация находилась в здании на центральном проспекте Гедимина, в советское время там был горисполком. Комитеты и департаменты были разбросаны по городу, всего было двадцать разных зданий в разных частях города. Мы посчитали, что если построить одно здание, то  сможем много сэкономить.

Так и получилось. Раньше мы использовали в общем 24 тысячи кв.метров площадей, а в новом всего пятнадцать тысяч. Так мы снизили расходы на  оплату тепла, электричества, охрану. После переезда администрации и других департаментов в новое здание мы сократили штат – было 1300 сотрудников,  осталось 860. Сокращение произошло по той причине, что отпала необходимость содержать водителей, курьеров, технические службы, которые обслуживали состояние домов, где находились департаменты.

К тому же, увеличились возможности контакта.  Чиновникам не нужно бегать по своим вопросам из здания в здание, достаточно сесть на лифт. Многие услуги  для людей мы оказываем в интернете. Например, вам нужно утвердить рекламный щит. Достаточно того, что вы пришлете свой эскиз в самоуправление по интернету. Подтверждение также получите по нему.

- Обычно пост мэра столицы используют как мост на более высокий пост. Например, президента страны. У вас есть такие планы?

- Я сказал бы так: мысль есть, но про планы ничего не скажу.

- Чем  может быть интересен для петербургских бизнесменов Вильнюс?

- Между нашими городами всегда были очень хорошие связи. Вся наша культурная и политическая элита в начале прошлого века, которая восстановила независимость Литвы в 1918 году,  созрела в Петербурге. Там она получала образование, там у многих были друзья. С другой стороны, наши города похожи в архитектуре. Недавно наше городское самоуправление совместно с Эрмитажем открыло в Петербурге первую выставку литовских художников «Движение Флюскус» Йонаса Мякаса и Юргиса Мачюнаса. Для нас это очень важный факт и большая честь. Мы уже несколько лет работаем с господином Пиотровским и его командой.

Если говорить о  бизнесе, то есть бизнесмены из Петербурга, которые работают в Вильнюсе, и наоборот, есть наши предприниматели, которые инвестируют в  производство в вашем городе. Конечно, Москва много перетягивает себе, она очень большой город, но Питер нам более приемлем и по масштабам, и по пониманию. Я уверен, что отношения между нашими городами должны быть намного активнее. Недавно два игрока из  «Зенита» переехали играть за вильнюсский «Жальгирис».

 Поток туристов из России, в том числе из Москвы и Петербурга, возрастает с каждым годом. Приезжают не только в Вильнюс, но и в Палангу, Друскининкай. Российские туристы занимают третье место по численности после поляков и скандинавских стран.

- Как вы относитесь к тому, что в отношениях России и Литвы периодически возникают серьезные осложнения?

- В  этом я вижу большую вину и наших первых лиц, включая президента.

- В чем эта вина, по-вашему?

- В проведении политики. Наши первые лица забывают один основной принцип: бессмысленно воевать с географией. Я считаю, что всегда нужно вести диалог с теми, кто дает возможность работать совместно.

За последние годы наши политики не совсем корректно высказывались в отношении соседей, поэтому и возник этот политический конфликт. Реакция властей России тоже мне кажется не корректной, но все это споры политиков. Почему от этого должны страдать люди, предприниматели? Я очень надеюсь, что у нашего президента и властей возобладает здравый смысл, и мы подойдем к пониманию, что совсем работать лучше, чем спорить.

 

Автор благодарит за содействие в организации интервью авиакомпанию Air Baltic

 

 

 

 

 



Версия для печати





Комментарии к материалу "Артурас Зуокас: Я делал все, что обещал"


новые в начале новые в конце

Реклама

Новости:


Все новости

Опрос

В каких изданиях вы предпочитаете читать интервью?

— деловых — бульварных — общественно-политических — специализированных


Выберите свой ответ, просто кликнув по подходящему варианту.
Всего ответов: 16860

Подробнее